25.01.2012
Просмотров: 1672, комментариев: 0

Печатники ценились во все времена…

Печатники ценились во все времена…

Начавшийся год – юбилейный для районной газеты «Джидинская правда»: именно в январе ей исполняется 75 лет. Чуть поменьше, около 70 лет, просуществовала в районе типография, где выпускалась не только газета, но и  бланки для организаций, предприятий, учреждений, колхозов и совхозов района, а также для воинских частей, расположенных  в п. Джида.  Словом, производство было очень востребованным, и соответственно, заказов здесь было  столько, что объем работы у полиграфистов, казалось, не кончится никогда.

Районная газета, выходившая три раза в неделю 6-ти тысячным тиражом, каждое утро доставлялась в сортировочное отделение почты, а готовыми пачками бланочной продукции было  забито не только складское помещение типографии, но и печатный цех. Работа шла по конвейеру:  линотипист отольет строки на  строкоотливной машине, наборщик ручного набора сверстает их, т.е.  составит в гранки согласно макету, составленному ответсекретарем, корректор вычитает, и уже в исправленном  виде  наборщик передает свою  работу печатнику. В общем, несколько разных этапов, и все они важны, но процесс печати считается наиболее значимым среди них. Печать –  это то, что составляет лицо типографии. Только представьте: прекрасная книга, изумительный дизайн, необычный переплет, но некачественная печать поставит на этом всем жирный крест. А процесс печати обеспечивают люди,  специалисты в своем деле. Именно поэтому печатники ценились во все времена.

Об одном из них, профессионале, посвятившем практически всю жизнь типографии,  хочется рассказать сегодня. И повод для этого  – двойной: юбилей газеты  и Татьянин  День. Да, многие читатели уже догадались, о ком пойдет речь. Это Татьяна Ивановна Сахарова, отработавшая в типографии  35 лет. Она, действительно, в свое время была классным специалистом, обладающим всеми необходимыми качествами для печатника: трудолюбие, спокойствие, пунктуальность.
За  годы нашей совместной работы (я ведь тоже выходец из «Джидинки») много разных людей приходило и уходило, кто на практике после учебы отрабатывал, кто приходил в типографию учеником. Но лица и имена многих из них просто промелькнули,  как вчерашний день, и исчезли,   потому что они были временными людьми на этом производстве, т.к. не выдерживали трудностей и убегали, а некоторые девушки уходили в декретный отпуск с  концом. В типографии – не место «нежным пенкам кислых щей», как  называли этих девчонок  старые наборщицы. А Татьяна, будучи выходцем  из трудовой семьи, никогда не боялась трудностей, к тому же она  – спортсменка и  до сих пор – оптимист по натуре, а легкого пути она для себя и не искала.

В типографию Татьяна  пришла после окончания школы, в 1974 году, когда уже закончилось  абитуриентское лето, позади остались  экзамены, а  прохладный октябрь напоминал о том, что пора и определиться с выбором. Если не учеба, так, значит, работа. Благо, в то время возможностей для выпускников школ хватало. И Татьяна пошла в типографию учеником наборщика в наборный цех.  По сегодняшним меркам, надо сказать, смелый выбор. Не каждая девушка отважилась бы осваивать профессию наборщика ручного набора: надо все кассы выучить, знать каждую железяку, как она называется и  куда ее ставить. Ну и к тому, руки наборщика – постоянно в черной типографской краске, которая отмывается с трудом. В общем, все непросто.

– Наставницей моей была Любовь Ивановна Вершинина, – рассказывает  Татьяна Ивановна, –  терпеливо объясняла она мне,  учила всему, что знала сама. Сначала казалось трудно. Но со временем я освоила кассы, научилась делать ручной набор, а позже – даже самостоятельно верстать газетные полосы. И работа в типографии мне понравилась, потому я решила остаться здесь. Директором типографии в то время работал Байкал Бадмаевич, он предложил направление на учебу, чтобы с получением диплома стать квалифицированным специалистом. Так я, отработав год, поехала учиться в Новосибирское полиграфическое училище. 

Через два года получила профессию печатника, приехала домой и  сразу приступила к работе.  Это было в 1977 году. Директором типографии  к тому времени уже был Алексей Федорович Жаркой. Печатниками  работали Наталья Федоровна Мордвина, Наташа Побокова, Энгельсина  Ашаханова и Евгения Башинова, позже - Татьяна Пенькова. Работы было много: газета «Джидинская правда» выходила  тогда 6-тысячным тиражом, три раза в неделю и с такой же периодичностью выходила газета на бурятском языке «Зэдын унэн». Бланки печатались на маленькой печатной машинке, которую мы называли «тегелешка».  В печатном цехе стояли две печатные машины, резальный станок, длинные столы для готовых бланков,  рулоны бумаги. Работы было много всегда, потому мы все трудились до позднего вечера, нередко печатали по ночам, когда заказов было много, особенно на выборы.

За время работы в типографии сменилось немало директоров. Последним был  Владимир Сергеевич Токарев, до него – Альбина Константиновна Зайцева, отработавшая всю жизнь полиграфистом. Она знала, как живет каждый ее работник и чем дышит, и по возможности старалась поддержать нас. Вообще, надо сказать, коллектив был дружным и сплоченным. Особенно это чувствовалось в советское время, когда редактором газеты был Андрей Будажапович Будажапов, которого все не только боялись, но, прежде всего, уважали, он был справедливым и порядочным человеком, умел выслушать каждого, кто обращался к нему.  В молодые  годы у нас была комсомольско-молодежная бригада, по вечерам мы собирались в красном уголке, обсуждали итоги работы, пели песни, выезжали на субботники в подшефный колхоз, а также коллективом - на природу.  Теперь почему-то кажется, что все это было так давно, словно это были не мы, а кто-то другой. 

…Глядя на нее, невольно вспоминаются  годы работы. Ее судьба не была усыпана розами, как говорят в таких случаях, испытаний на ее долю выпало столько, что другая сломалась бы. А Татьяну только закалили жизненные невзгоды, всего она добивалась  своими усилиями, твердым характером. С годами стали привычными  трудовые будни, а вместе с тем и жизнь вошла в свое размеренное русло: Татьяна вышла замуж, родила детей,  с мужем Владимиром они построили новый дом. В общем,  жизнь била ключом, и некогда было задумываться о прожитом дне… Не помню, чтобы Сахарова когда-то была слабой, она никогда не унывала и не показывала своих слез  людям.  Обладающая чувством юмора, она и сейчас говорит с улыбкой и шутками.  А в то время ей было просто некогда впадать в депрессию: бешеный темп жизни не позволял ей расслабиться ни на один день.  На работе она буквально горела, печатая зачастую чуть ли не сутками, в две смены подряд.  В 1986 г. в типографию пришла новая печатная машина – самонаклад, т.е. скоростная машина, для Татьяны Ивановны  она не стала  новостью, т.к. эту машину она изучала во время учебы в Новосибирске.

Так бы и шло все своим чередом, но в стране начались тяжелые перестроечные времена, не обошедшие стороной и типографию. Резко упал тираж газеты, сократились заказы на бланочную продукцию. Как выжили в те годы полиграфисты, один Бог знает. У каждой женщины – семья, дети, а зарплату не давали по полгода. Помнится, иногда им привозили зарплату мукой, печеньем, пряниками и т.д.  Тогда каждый работник  брал  свою зарплату коробками и мешками. Начиная с  90-х годов, типография постепенно утратила свою значимость: еще более сократился выпуск газеты и  бланочной продукции.

– Да, вспоминает Татьяна Ивановна, все это было.  – В 1989 году мы стопу поставили, радовались вместе с мамой, а в  1990 году она  умерла. В 1991 году заехали в новый дом, но уже началась перестройка,  дом надо было достраивать, экономили жестко. В общем, всякое бывало. Может, потому и овладела смежной профессией, выучилась работе на  линотипе. Всячески старалась заработать:   днем сидела за линотипом, вечерами печатала газету и бланки.

– Были ли случаи брака? – Да, бывало всякое. Не раз было, когда газета уже подписана в печать, дежурный по выпуску и редактор уйдут домой, печатаешь спокойно. И вдруг приходит редактор, бракует то, что уже отпечатано. Оказывается, он дошел до дома, прочитал материал, обнаружил ошибку и вернулся обратно. В то время ведь не было сотовых телефонов, как сейчас. Но нужно было сохранять спокойствие, хотя дома ждали дети, муж. Дети часто помогали фальцевать газету, т.е. считать по десяткам и складывать, чтобы сдать на почту нужное количество, муж Володя иногда  встречал с работы по ночам. Вот так и прошла вся жизнь…

Да, в молодости нам всегда казалось, что наше время не кончится, что песни нашей юности не смогут смениться другими, что лица коллег не сотрутся в памяти с годами. Но, увы.  Все  ушло в историю, как и районная типография, от которой остались только побитые останки. Но что больше всего поразило, точнее,  шокировало, так это ответ Татьяны Ивановны на вопрос о пенсии. Казалось бы, для тех, кто работал буквально на износ, и пенсия  должна бы быть максимальной. Но, увы: минималка! Так «пахать», не задумываясь ни о здоровье, ни о личном времени… и в результате получать гроши, которых хватит разве что на хлеб… без масла.  Обидно, конечно.  Единственное, что успокаивает, звания «Ветеран труда» и «Почетный донор России».

Но Сахаровы не унывают: без работы они не сидят ни дня, а потому и не теряют чувства оптимизма.  Их дети живут самостоятельно, подрастают внуки, которые часто приезжают к своим любимым бабе  с  дедом. Так что, так держать, Татьяна! С Днем всех Татьян тебя и с юбилеем газеты! Пусть всегда радость и счастье живут в вашем доме!

 

Таисия Пашинская.

Комментарии