Главная История Джида Учитель В.Д. Стряпунина
03.11.2015
Просмотров: 4533, комментариев: 0

Считаю себя счастливым человеком!

Джида Учитель В.Д. Стряпунина

Текущий год богат на юбилеи. Мы продолжаем рассказывать о людях­-юбилярах, посвятивших лучшие молодые годы, а нередко и всю жизнь, любимой работе. Это были настоящие фанаты своего дела. Преодолевая стоящие на их пути трудности, они вершили, творили, созидали, порой лишая себя самого необходимого. Но, тем не менее, они считают себя счастливыми, во всяком случае, удачливее тех, кто всю жизнь наживал материальные блага и не испытывал высокого морального удовлетворения от так называемых рабочих серых будней.

Да, основная масса людей была так устроена в советское время, где было стабильно два выходных дня, а остальная часть недели – «серые будни». Конечно, в любой профессии есть, образно говоря, «издержки производства». Но творческие люди – люди особенные. Именно их, а не  чиновников в мягких креслах, хочется назвать «птицами высокого полета». Потому что далеко не каждому дано видеть, слышать, чувствовать невидимое глазу творение, рождающееся в душе. Такие люди пронесли в своем сердце все то, чему отдавались всецело, всей душой, тому, что было предначертано судьбой с раннего детства. 

Накануне юбилея Дома детского творчества хочется рассказать об удивительной женщине, посвятившей свою жизнь служению искусству. Спасибо, что она отозвалась на просьбу и поделилась воспоминаниями о суровых годах детства, рассказала о радости побед и горечи разочарований. Это ветеран педагогического труда, Заслуженный учитель РБ Валентина Даниловна Стряпунина. Будучи еще маленькой девочкой, она знала, что неотъемлемой частью ее жизни станет музыка, звучавшая в душе и в горькие минуты отчаяния, и в порыве радости. Спустя годы с улыбкой вспоминает  собеседница то далекое советское время, расписанное по минутам, и говорит, что была безмерно счастлива от того, что занималась любимым делом.

– Я работала с детьми, которые практически не нужны были никому, потому что не проявили себя. Конечно, все было не так просто, как сейчас кажется, надо было приложить усилия, чтобы что­то получалось. Детскую школу искусств открыла, она по документам прошла,  а вот со школой­студией, которую мы задумали открыть, не получилось. Проверила слух у детей, спрашиваю: «А петь хотите?»  – «Хотим!» И мы начали заниматься каждый день после школы по 20 минут. Постоянные занятия дали  хороший результат: дети запели, начали играть сказки. Правда, героев в маленьких сказках мало, а задействовать надо было всех. К примеру, в сказке «Теремок» – 5 героев, вот мы и придумывали, чтобы задействовать всех: некоторые исполняли роль бабочек, но при этом заучивали текст другого героя на случай замены. От того, что мы делали, были счастливы все. 

С детства я пела, сколько помню себя, хотела быть певицей. Воспитывала меня в основном бабушка, но называла я ее мамой, потому что она для меня была самым родным человеком, она любила меня, хотя я была непослушным ребенком. Родилась в с. Баян, мама моя, Антонина Сергеевна, была творческой натурой, любила петь, играла на многих инструментах. Кроме меня, у мамы  было еще 2 детей, они жили с ней в другом  районе, а я осталась с бабушкой. Когда мама умерла, меня и моих братьев увезли в разные детдома. Я жила в Кяхте, училась там до 5 класса, все время пела, танцевала, участвовала в разных конкурсах, старалась учиться без троек, но по музыке у меня всегда была твердая пятерка. Свое мастерство мы оттачивали на конкурсах  среди детдомов, и  везде занимали первые места.

Жизнь в детдоме научила меня быть сильной, но так хотелось вернуться домой! Мамина сестра, тетя Феня, оформила опекунство надо мной и забрала меня. И вот я снова в родной деревне! А моя любимая бабушка жила по соседству, потому я перебралась к ней. И в школе меня всегда сопровождала музыка, мы с подругами разучивали песни, звучавшие по радио. К примеру, Валя Неволина записывает одну строчку, я – вторую, а Валя Какуркина – третью и т.д. Таким образом, мы освоили репертуар  Людмилы Зыкиной, обожали Валерия Ободзинского, пластинки раздобыли, их в то время было трудно приобрести. В те годы в Баян приехали молодые красивые учителя, в том числе и Альбина Петровна Юдина, ставшая нашей классной руководительницей. По соседству с нами жила директор школы Валентина Алексеевна Иванова, очень строгая учительница была.

Школу я закончила без троек, поступила в муз­педучилище. Преподавателем и классным руководителем  у нас был композитор Чингиз Павлов, с которым мы разучивали  песни на бурятском языке. Он научил нас слушать классику, водил в оперный театр, где мы пели в хорах. Пора студенчества – золотое время.

Приехала домой я уже дипломированным специалистом, но места в школе  не было, направили меня в Ичетуйскую школу, в село Верхний Ичетуй. А там все ученики говорили на бурятском языке, нелегко было сначала. Но потом привыкла и работала и в школе, и в детском саду, а вечерами в клуб с баяном шла. Отработала год, вышла замуж за школьного друга, родила дочь.

В Петропавловке, куда я перевелась позже, мне предложили вести теорию в музыкальной школе: музыкальную грамоту, сольфеджио, хоры, музлитературу. Это были 80-­е годы. Вместе со мной работали Галина Алексеевна Кучинская, Ким Дамчеевич Раднаев, Александр Андреевич Мамаев, Анастасия Ивановна Хороших, потом приезжали молодые специалисты. Заведующей райОНО в те годы была Клара Дондоковна Лумбунова, вместе с Еленой Алексеевной Одоевой они предложили мне создать что­то новое, я разработала программу «Музыка для всех», ставила голоса, постепенно распевались все дети. Я сама не верила в то, что делала.

– Валентина Даниловна, получается, школа искусств № 2 была открыта под Вашим руководством?

– Да. 40 человек приходили ко мне на занятия. Поочередно они занимались ритмикой, театром, хореографией. Замечательные учителя работали рядом,  ставок в те годы не было, только часы, но вдохновение  не пропадало. Дочь Марина с момента открытия работала со мной, помогала во всем, шила по вечерам костюмы. Результат был, повторюсь, потому, что я старалась занять всех детей,  к примеру, в сказке «12 месяцев» – 12 героев, а задействовать надо целый класс, потому придумывали дополнительные  роли.  Фольклорный коллектив «Радоница» создавали  долго, т.к. в то время запрещалось проводить обрядовые мероприятия. А мы с ребятами Масленицу разыгрывали. До сих пор я благодарна заведующей  райОНО Кларе Дондоковне за то, что она поверила в мои идеи, поддержала. Так мы ездили по селам, собирали  фольклор: у кого – деревянные ложки, у кого – песни. Сценарий я готовила сама. Дети серьезно относились к занятиям, но на оценки я была жадной, некоторые родители даже возмущались.  Моя прямолинейность шокировала их. Все дети первого секретаря райкома С.Б. Жаргалова занимались в музыкальной школе, а самой способной среди них была Лиля. Помню, как­то я зашла к первому секретарю райкома партии Сандоку Базаровичу с просьбой о создании музыкальной школы, говорю: «Такой богатый район. Неужели нельзя создать нормальную музыкальную школу, чтобы там нормальный зал был, где можно заниматься хореографией?». А он улыбнулся в ответ: «Не умеешь разговаривать с начальством». Но, тем не менее, когда проводились смотры художественной самодеятельности, дни экономики и культуры, меня приглашали готовить хоры. Я работала в музыкальной школе и параллельно вела хоры, вечерами проводила занятия института культуры в СПТУ, на которые ходили все и слушали классику. А летом, когда начинался сезон отдыха в «Черемушках», все мы проводили там занятия с детьми. И чего только ни придумывали, чтобы занять их, чтобы у них не было свободного времени. Разные сценарии придумывали, конкурсы всевозможные проводили, и спортивные соревнования. И весело было. Помню, как­то раз даже чуть не утонули в реке, поплыли за лодкой, встречали Нептуна.

За работой время летело быстро. Подросли мои воспитанники, стали мы выезжать на различные мероприятия. Но особенно запомнился первый выезд, это был фестиваль в Закаменске, детей 40 человек, маленькие, кто-­то дорогу плохо переносит, я переживала, мы тогда заняли второе место, разыграв «Масленицу». Нас все хвалили: «Как у вас дети поют!». Эта была наша первая победа. А потом были и первые места и много призовых в районе и «на республике». Среди воспитанников коллектива «Радоница» была Лиза Ахминеева; пришла эта девочка, маленькая, хорошенькая, топнула ножкой и сказала: «Хочу петь!». А сама в одной тональности начнет и уйдет в другую. Постепенно она стала петь. Кто бы мог подумать, что это был талант! Позже Лиза стала победительницей республиканского конкурса  «Первый успех­-99», где она среди 800 участников была первой.

В составе «Радоницы» были все девочки и один мальчик, это мой внук. Он с рождения был с нами, мы занимаемся в студии,  а он – рядом, в коляске. Тут же висели пеленки­-распашонки. Так до 10 класса был членом коллектива, все песни наши знал. Впоследствии он закончил ВСГАКИ, получив диплом дирижера-­хоровика, но сказал: «Бабулечка, с детьми я работать не смогу». Конечно, трудно удержать всех, к примеру, стоят 200 человек перед тобой... Не забуду хоры в школе: кто­-то улыбается, подмигивает, но как только заходит директор школы Анна Николаевна, все сразу вытягиваются в струночку и поют...

– По Вашим стопам пошла дочь Марина?

– Да.  Она  отучилась в музыкальной школе 8 лет, закончила театральное отделение  БРУКИ. Позже поступила в академию культуры, на театральное отделение, теперь она дипломированный специалист в области  культуры, менеджер­ педагог. Человек может все, если он захочет.  Марина талантлива, но больше ее привлекает театр.

У меня это была любимая работа, поэтому я могла делать все: и песни, и танцы, и театральную постановку, по вечерам шила костюмы. Материал выделяли из СПТУ, где были такие классы. Но в какие двери я только ни стучалась, чтобы выпросить ткань, даже у министра культуры на приеме была. Конечно, атласы и шелка не дали, но все­таки ткань на шторы выделяли.   

Мы работали с детьми не напрасно, через 4 года наш ансамбль «Радоница» стал образцовым. Но, взрослея, дети стали  постепенно отсеиваться, и я решила  готовить солистами оставшихся. Сделали двухголосье, записали на диски. Постепенно наш репертуар увеличился до 120 песен.

– Как правило, учитель продолжается в своих учениках.  Вероятно, и вы гордитесь кем­то из Ваших воспитанников?

– Да, конечно. Я уже говорила о Лизе Ахминеевой, в данное время  она живет и работает в Красноярском крае, имеет свой творческий коллектив. Также мои выпускники – девочки Филипповы, Надя работает музыкальным руководителем, Марина Григорьева и Лена Якимова работают в ПСОШ №1, В Нижнем Торее работала Катя Фролова (Москвитина),  Надя Побокова работает в Улан­-Удэ музыкальным руководителем. Света Собенникова, Вика Цыренова, Лена Лямичева, можно сказать,  также пошли по моим стопам. Я рада, что для них их профессия стала призванием, делом всей жизни. Свою профессию надо полюбить так, чтобы она давала отдачу. Некоторым из своих учеников  я говорила: «Занимайся, может, это будет твой хлеб». Но ведь, если не лежит душа к музыке, то не надо мучить ребенка, каждый сделает свой выбор сам. К примеру, мои воспитанники с 1 по 4 классы занимались в студии, а после уже выбирали сами, куда им пойти. Но, мне кажется, то самое хорошее, что мы вкладывали, у них осталось. С «Радоницей» мы объехали весь район, в республике участвовали в конкурсах, и везде, где бывали, посещали музеи, достопримечательности. И дети были счастливы, а это самый главный результат труда.

Вообще считаю, что в жизни мне встречались хорошие люди. Заведующая райОНО Клара Дондоковна  радушно встретила меня, а потом всегда помогала. Хотя учителя и родители не верили, что  у нас что-­то получится, но ее поддержка вдохновляла меня на новые свершения. Позже Татьяна Чагдуровна Будаева с трепетной теплотой относилась к нашему коллективу. Спасибо им за все!

Вот так и прошла моя творческая жизнь. В 2005 году я ушла на пенсию, т.к.  родился второй внук. Первое время мне было очень тяжело без любимой работы, долго не могла привыкнуть к тому, что не надо бежать никуда. Ведь я  Стрелец по гороскопу, душа стремится куда­то всегда. Потому без дела сидеть не могу, правда, быстро теперь не получается, ведь с возрастом начинают одолевать недомогания, на которые во время работы не было времени. Но, как бы там ни было, я считаю себя счастливым человеком!

– Спасибо за интересный рассказ, Валентина Даниловна! С юбилеем Дома творчества Вас!

В конце непременно скажу о том, что труд Валентины Даниловны не остался незамеченным. В ее домашнем архиве хранится большая стопка Почетных грамот разных уровней и благодарностей, фотографии, где она запечатлена со своим творческим коллективом. И с каждого снимка смотрит на нас неподражаемо красивая девушка, с тонкими чертами лица, точеной фигуркой и ослепительной улыбкой. Да, это действительно яркая, неординарная женщина! Ее помнят и любят, наверное, многие школьники Петропавловки 70­-80­х годов, тогда хор был обязательным для всех учащихся.  А еще у нее хранится уникальная вещь – большая фонотека, в которой – гора пластинок с песнями советского времени. В этом музейном экспонате, можно сказать, – вся жизнь. А это волнующие воспоминания об ушедшей молодости, о босоногом детстве, о лучших подругах, оставшихся в сердце, о  горячей и единственной любви, о девственной красоте природы ее малой родины.  И пусть проходят годы, но душа всегда остается юной, если в сердце живет любовь. Оставайтесь  всегда такой же  любящей и любимой, Валентина Даниловна!

Таисия Пашинская.

Комментарии

Архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       

Последние комментарии

прозаседавшимся 15.01.2018 в 01:35 написал:
Анатолий Смирнов 25.11.2017 в 17:42 написал:
Симонова Ангелина 13.11.2017 в 17:52 написал:
Людмила Дашиева 04.11.2017 в 10:00 написал: