13.06.2018
Просмотров: 698, комментариев: 0

Первый мелиоратор в районе – женщина!

Первый мелиоратор в районе – женщина

Все дальше и дальше пролетают  годы, стирая  с лица земли то многое, что  создавалось в легендарное  советское время. Уходят люди старшего  поколения. Их жизнь была наполнена смыслом: они жили, трудились во имя и на благо своей великой родины, не жалея ни сил, ни времени. В их бытность, в середине  прошлого столетия, на каждом участке производства, на каждом клочке земли жизнь била ключом. Теперь многие из тех, кому государство «присвоило» статус  «Дети войны», с грустью вспоминают об этом, канувшем в историю, времени.

А между тем именно эти люди были первооткрывателями, созидателями, первопроходцами. Они скромны и неприметны, не любят много говорить. Потому мы и не знаем, что рядом с нами живет интересный человек –  не только очевидец событий прошедшего столетия, но и непосредственный участник  большой жизни, наполненной до краев всеми цветами радуги, годами безоблачного  счастья и  болью потерь и одиночества.  Об одной из таких женщин мне хочется рассказать сегодня.

Это Клавдия Георгиевна Тугаринова, чье детство и юность выпали на суровые послевоенные годы. Правда, с большим трудом пришлось уговорить ее рассказать о своем жизненном пути. Но поскольку повод тому был  довольно уважительный – День мелиоратора, – она постепенно разговорилась. Дело в том, что именно Клавдия  Георгиевна является первым мелиоратором  в районе. И кто бы подумал, что, будучи девчонкой, она прошла через серьезные испытания, лишения, с лихвой познала тяжелый труд. Правда, все это в те годы воспринималось как должное, и за трудности не считалось.  Ведь так жила вся страна в послевоенное время. 

Клавдия Георгиевна родилась и выросла в с. Желтура в 1936 году. В семье, кроме нее, было еще трое детей, отец погиб на фронте в 1944 году. И мать осталась одна, работая в колхозе на трудодни, чтобы прокормить семью.  После войны, рассказывает  Клавдия Георгиевна, учиться было нелегко, потому что писать было не на чем, тетрадей не было, мерзли, потому что обуви и одежды не было, да и есть хотелось, конечно. Но тяга к учебе была. В 1952 году она окончила 7 классов. После школы, рассказывает  собеседница, все девчонки пошли работать на зерноток, а потом пришлось идти и на лесозаготовки. Это была тяжелая работа, но молодежь была  вынуждена работать, т.к.  приезжавшая тогда судья  угрожала всем штрафом в 2 тысячи рублей  в случае отказа. А денег-то не было, только трудодни.  «Спасло нас то, что наш председатель дедушка Николай Суетин заступился за нас, и только тогда нас освободили от тяжелой работы, – продолжает Клавдия Георгиевна. –  Он был коммунист  и авторитетный человек. Потом поехали мы, группа девчонок,  в Улан-Удэ поступать в медучилище, взяв с собой по чемодану сухарей. Но тогда никто из нас не остался в городе. Так, вернувшись домой, мы работали в колхозе. Через год, в 1953 году,  я поехала в г. Кяхту, поступила в сельхозтехникум на отделение «Гидромелиорация».

Три года учебы, наверное, еще более закалили характер. Добирались мы кое-как, транспорта не было, через реку – на пароме, через протоки бродом ходили.  Из Петропавловки до Джиды ездили на попутках. Помню, был случай:  приехали мы зимой  с Тамарой Лалетиной домой на каникулы, и обратно надо было ехать, а иначе стипендию не дадут. Мы уговорили шофера и поехали на бензовозе, усевшись втроем  между бочкой и кабиной, а одежонка-то наша была худенькая –  шаровары сатиновые. Ветер пронизывал  колени, мы так замерзли, что не могли выйти, к поезду едва успели, а в Хоронхое автобуса не было, чтобы до Кяхты доехать.  Хорошо, что люди добрые впустили нас в дом, мы ночевали у них, ноги они нам гусиным жиром помазали, а утром посадили нас на машине воинской части. Тамара потом 3 месяца лежала в больнице с отмороженными ногами». 

Но ни холод, ни голод не могли заставить  девушек бросить учебу. Молодость и студенческая жизнь  брали вверх над всеми испытаниями. После окончания техникума Клавдия Георгиевна была направлена на работу в должности гидротехника в Бичурское управление оросительной системы, т.к. УОС было одним на два района – Бичурский  и Мухоршибирский.

– «Меня отправили в с. Хонхолой Мухоршибирского района, где  я проработала два года. Там было 5 отделений, и я на велосипеде ездила по всей Мухоршибири, работы было много: луга поливали, наледи намораживали, воду пускали.  У нас в районе в те годы еще не было мелиорации. Но по семейным обстоятельствам  мне надо было ехать домой, т.к. мама заболела,  и я приехала в с. Желтуру. В это время  при исполкоме была создана сельхозинспекция, в штатное расписание была введена единица старшего гидромелиоратора.

Так с июня 1959 года началась моя трудовая деятельность в этой должности, я обслуживала два района: Джидинский и Закаменский. Транспорта в те годы не было, я ездила на попутных машинах, чаще – на мотоцикле.  В основном работа заключалась в поливе сенокосов  примитивным способом (воду набирали из горных речушек, делали запруды)  и насосными станциями из реки Джида. В то время в районе постоянно проводилась реорганизация, было организовано сельхозуправление. Там сменилось немало руководителей, один из них был Валентин Лысов, строгий, принципиальный, грамотный.  Год я прожила на квартире у пожилых супругов. Потом нас, молодых специалистов, заселили в маленький домик по ул. Советская. Жили мы как одна семья: Маша Ливанюк с Алтая работала в ЦСУ, я – в сельхозуправлении, Феня Сычева  работала зоотехником. Мы занимались спортом,  участвовали в спортивных соревнованиях. Много девушек- волейболисток  было в нашей команде, среди них Нина Комарова, сотрудница банка,  Зоя Петровна Пирогова из больницы. Так на одном из районных соревнований я познакомилась с будущим мужем, Николаем Романовичем Тугариновым. Он в то время работал на почте, их  команда вышла победителем по футболу, а наша команда заняла первое место по волейболу.

Так, с некоторым перерывом я  отработала до февраля 1965 года, с хорошей зарплатой. Потом в нашем районе было организовано управление оросительных систем, и я перешла туда сначала участковым  гидротехником, затем участковым инженером.  Начальниками в УОС в те годы были Корнаков Г.П., Поспелов В.А., Плахин С.Г. Работая на производстве, я обучалась на заочном отделении сельхозтехникума,  в марте 1970 года  получила диплом экономиста.

К тому времени была создана ПМК «Бурводстрой», и я перешла работать туда дипломированным специалистом на должность экономиста. Первым начальником организации был Михаил Поликарпович Кавелин. После меня пришло много мелиораторов,  в том числе с высшим образованием. Георгий Тихонович Стряпунин закончил Омский институт мелиорации, Александр Семенович Фролов работал главным инженером. Супруги Аксентьевы вместе учились, работают вместе и сейчас. В те годы мы строили Боргойскую, Дырестуйскую,  Гэгэтуйскую, Торейскую оросительные системы, люди жили в общежитие и в вагончиках. Штат был большой, работы было много. Мне было легко работать, потому что я знала все азы гидросооружений, все объекты я изучала в мелиорации. Было, что и план не выполняли, но старались. Коллектив был большой, начальников много сменилось. В последние годы работал Сухарев Александр Архипович. Много разных людей работало в те годы: бульдозеристы, водители, строители, мастера, прорабы,  инженерно- технические работники, счетные работники и много других.  Это был хороший трудовой коллектив. В 1993 год я вышла на пенсию, а позже наше предприятие было ликвидировано.

Как жалко, что все ушло в никуда. А ведь такая мощная организация была! Да, быть может, это ностальгия, пришедшая с годами. Но часто сейчас я  вспоминаю, как мы строили Боргойскую оросительную систему, магистральный канал в плитах, строили Гэгэтуйское водохранилище. Это был просто титанический труд, в который люди вложили свое здоровье. А теперь все это разрушено… Но, загубив  мелиорацию, руководители наконец-то стали понимать, что без поливов не будет урожая.  Об этом говорят  в телепередачах. Правда,  как все это будет восстанавливаться сейчас – невозможно представить.

Вот так прошла моя жизнь. Я была счастлива, что всегда находилась в гуще событий. И семейная жизнь наша с Николаем Романовичем сложилась благополучно, он был очень добрый и трудолюбивый человек, замечательный семьянин. Большую часть  трудовой деятельности он отработал на аэропорту. Но, видно, так судьбе моей  угодно – доживать свой век одной. Мужа  моего нет уже 9-й год, без него померк белый свет. Эта боль утраты  как-то притупилась с годами, а  тут сын Саша ушел от нас. Тяжело, когда нет рядом родных. Дочь Таня живет на Сахалине, сестра Анна–  в Белоруссии.  Братья мои Георгий и Александр умерли  давно.  Теперь греют сердце теплые вспоминания о прошлом  да внуки, которые изредка навещают меня. Их у меня трое: у Тани две дочери, одна живет в Краснодаре, младшая заканчивает 11 класс. Сын Саши Игорь живет в Улан-Удэ, у него  двое детей, мои правнуки.

Благо то, что теперь я живу в благоустроенной уютной  квартире, рядом с хорошими соседями. И еще я благодарна  Клавдии Зиновьевне  Какуркиной за то, что она  не забывает нас, пенсионеров, и приглашает на различные  мероприятия.

Жизнь продолжается. И я хочу поздравить всех своих коллег, тех, кто еще помнит наш дружный коллектив, нашу ПМК «Бурводстрой» –  с Днем мелиоратора.

– Спасибо, Клавдия Георгиевна, за Ваши теплые воспоминания. С праздником Вас! Крепкого Вам  здоровья и активного долголетия!

Таисия Пашинская.

Комментарии