Главная История Полёт сквозь годы
28.06.2017
Просмотров: 4362, комментариев: 1

Полёт сквозь годы

Полёт сквозь годы

Геннадий Балалаев          

К 90-летию совхоза «Боргойский»             

 

Василий Иосифович Лапшин ехал на коне с семьей в село Петропавловку. Конь был запряжен в тележку-ходок. На повозке сидели его жена Улита Ивановна и три дочери – Ефросинья, семнадцати лет, Мария, которой исполнилось четырнадцать, и девятилетняя Елена. Старший сын Алексей остался в Новоселенгинске.

Начало темнеть, и Василий Иосифович решил заночевать в степи. Они увидели источник, рядом было немного травы. Он распряг коня, стреножил его и стал разводить костер, поставил котелок с водой. А дрова они взяли предварительно из дома – хозяин предпологал, что в пути ему придется варить чай.

Дочки стали улаживаться на ночлег. Они уже попили чай и легли спать. Постель и кое-какую домашнюю посуду они захватили с собой. Девчонок быстро одолел сон – они уснули крепким сном в Боргойской степи. А Улита Ивановна и Василий Иосифович еще долго лежали с открытыми глазами, звезды на небе ярко светились. …Их одолевали беспокойные думы – как они устроятся в этой Петропавловке, будет ли жилье, в общем, вопросов было больше чем ответов.

В райкоме в Новоселенгинске сказали, что встретят нормально. Работа там есть, жилье уже подобрано. Шел 1929-й год. Он с каждым днем набирал силу. Утром выехали затемно, попив теплый еще не остывший чай. Доехали до Петропавловки, нашли местный райком партии. Василий зашел к секретарю райкома. Тот встретил его радостно. Они познакомились. Секретарь райкома попросил его рассказать о себе.

Василий Иосифович Лапшин родился в Воронежской губернии в семье кретьянина, вырос там. В семье детей было двое – он и старший брат. Поехали искать работу, и попали в Иркутскую губернию, Селенгинский район, в Шахты, где добывали уголь. А тут началась революция, потом Гражданская война, они записались в Красную Армию. Воевали с белогвардейцами. Старший брат попал в плен и был расстрелян, а Василий оказался в партизанском отряде. Узнал, что брат погиб в Троицкосавске, в отряде же вступил в коммунистическую партию. После войны работал в Новоселенгинске на пристани, где загружали продукты на баржи и отправляли в Вернеудинск. Ну а потом его отправили на работу в Петропавловку.

– И вот я здесь перед вами. Приехал с семьей на выделенном коне, запряженном в телегу-повозку. Еще там, в Новоселенгинске, мне сказали, что выделите квартиру, а к работе я готов, – сказал в конце своего небольшого повествования о себе Василий Иосифович.

– Да, квартира есть, рядом со зданием райкома, – услышал он в ответ, – Сейчас сходим, покажу ее. – Василий Иосифович,– продолжал секретарь уже на ходу, – и работа есть – будешь работать председателем колхоза. Перед тобой один товарищ работал, но его нашли с петлей на шее, то ли сам покончил собой, то ли помогли, разбираются сейчас. Будешь организовывать работу по строительству рабочих и социальных объектов. У тебя четыре села – это Зайцево, на том берегу реки Джида, Ангархай, Нижний Ичетуй и, конечно же, Петропавловка. Каждое утро будешь заходить ко мне, вместе будем решать, что делать… Ну, вот и твой дом, устраивайтесь, утром жду, познакомлю с другими руководителями.

Василий Иосифович объехал все села, посмотрел, как люди живут, и твердо решил – работников надо собрать в одно село, дома перевезти в Петропавловку. В Петропавловке есть школа, – ребятишкам обязательно надо учиться, надо построить клуб, где можно проводить собрания, другие разные мероприятия, построить продовольственную лавку, чтобы продавать товары первой необходимости, построить коровник, другие производственные объекты…

Первое время колхозники боялись переезжать, а потом начали перевозить дома, так в селе построили улицу Буденного, улицу Колхозную, улицу Подгорную, застроили улицу с восточной стороны села Петропавловка. Так появилось новое село под названием Лапшиново. Вскоре появилась небольшая маслобойня, начали строить машинно-тракторную мастерскую, зерносклад. Помимо строек начали поднимать пашню, засевать пшеницей, рожью, овсом.

 …Три года пролетели быстро. И вот на одной из планерок в райкоме секретарь предложил Василию Иосифовичу сдать свои полномочия председателя колхоза и выехать в местность Холы, что в тридцати километрах от села Петропавловка в Боргойской степи. – Там организовывается новое хозяйство овцеводческого направления, – объяснял он. – Нужно строить центральную усадьбу. Начали ее строить в местности Хоготы, но неудачно. Дома поставили в низменности, во впадине, окруженной сопками. Пройдет обильный ливень, и дома оказываются подтопленными. Надо строить на возвышенности, около источников, чтобы вода все время была. Там директором работает коммунист Гофман. Думаю, сработаетесь с ним. Вы оба коммунисты, участники Гражданской войны, кавалеристы, раньше шашками пробивали себе путь за светлое будущее, теперь строительством, воспитанием молодежи. Будешь у него завхозом и главным строителем.

– Да, в тридцати километрах от центральной усадьбы «Боргойского» находится дацан. Там было около ста буддийских священнослужителей-лам и столько же людей из обслуживающего персонала. Они были настроены враждебно к Советской власти. Недавно со скалы в местности «Узики» выстрелом из винтовки был убит пограничник из Троицкосавска. Стреляли точно в звезду на шлеме. Приехали пограничники с сотрудниками НКВД и забрали несколько десятков человек, дацан закрыли, многие ламы разбежались. Обком партии разрешил вывезти дома дацана на центральную усадьбу совхоза «Боргойский». Кони и верблюды есть в совхозе, организовывайте строительные бригады и стройте жилье, производственные объекты. Что не ясно – спрашивайте, да и я буду часто наведываться к вам, – так закончил беседу-напутствие секретарь райкома.

Сборы были недолгими. Василий Иосифович запряг своего вороного коня в ходок, загрузил вещи и семья выехала в сторону Боргойской степи, где строилась центральная усадьба будущего овцеводческого совхоза. Дочки разговаривали между собой о чем-то и громко смеялись. Василий и Улита молчали, каждый думал, что там ждет впереди, какая жизнь, какие проблемы ожидают…

Молчание прервала Улита. Она вздохнула глубоко и сказала: «Видно, у нас судьба такая, что надо что-то строить, что-то поднимать все время». А Василий вглядывался в степь и, как будто впервые видел, что по степи важно ходят журавли, жадно поедая насекомых, в болоте сидят красные турпаны. Они зорко следили за проезжающими мимо людьми, готовые в любую секунду взлететь и улететь подальше от опасности. Над болотом летали утки, то и дело крякая, видимо, от удовольствия. Недалеко на горе стояли тарбаганы около нор на задних лапках, готовые в любую секунду скрыться в них. Степь жила своей извечной жизнью.

В тот период в Боргойской степи отсутствовало земледелие, а животноводство в индивидуальных хозяйствах было малопродуктивным. Началась большая работа по улучшению продуктивности овец путем скрещивания местных овец с животными мериносовых пород типа Рамбулье, у которых в первом поколении настриг шерсти возрастал вдвое.

В начале 1930 года существовавшее хозяйство в Боргойской степи было реорганизовано в совхоз «Боргойский овцевод». Совхоз должен был не только поставлять государству зерно, мясо, молоко, шерсть и куриные яйца, но и оказывать влияние на развитие сельского хозяйства во всем районе.

В первые годы своего существования совхоз имел три тысячи грубошерстных овец. Руководство хозяйства решило улучшить породность стада овец. С этой целью овцевод В.В. Быков завез 200 баранов-производителей мазаевской породы с тонкой шерстью.

После окончания Омского сельскохозяйственного техникума в 1932 году в совхоз приехал ветврач М.Г. Гизатов. Нужны были еще специалисты, причем самых разных профессий. Совхоз приглашал на работу людей не только со своего района, но и со всей республики. Приезжали рабочие из Большого Нарына, Горохона, Шартыкея, Нижнего Торея, Желтуры. Строились дома для рабочих, кошары, конюшни, машинно-тракторная мастерская, кузница. Были приобретены десятки конных сенокосилок, граблей, стали готовить своими средствами сено для животных. В совхоз поступило шесть колесных тракторов марки «Фордзон». Была поднята целина в трех километрах от центральной усадьбы – было вспахано 100 гектаров земли. Пашню засеяли пшеницей, овсом и ярицей. По осени урожай вырос неплохой.

На тракторах приехали трактористы и остались работать в совхозе. Решили обучать своих механизаторов. Желающие осваивали материальную часть тракторов, практическую езду. Приобрели два зерновых прицепных комбайна «Сталинец». На нем во время уборки работали четыре человека. С годами рос парк сельхозмашин, появились бункерные сеялки, жатки, сноповязалки, молотилки.

В 1935 году директором совхоза стал Никита Иванович Шубин, много сделавший для становления хозяйства. Практически под его руководством был заложен прочный фундамент в будущем знаменитого «Боргойского». Уроженец Тункинского аймака Н.И. Шубин происходил из бедняцкой семьи. Работая директором, он понимал, что надо усиливать массовую политическую работу, чтобы добиться повышения социально-политической и трудовой активности населения.

Продолжалось большое строительство. Строились кошары в местах, где били природные ключи. А где не было воды – копали колодцы. С каждым годом увеличивались пахотные земли, засеваемые зерновыми культурами. Когда поспевало зерно, выходили молотить комбайны. Зерно высыпали на землю, затем затаривали его в мешки, грузили на подводу. Мешки взвешивали и заносили в зерновые амбары. Были построены два зерновых тока с жилыми домами, со столовой.

В 1936 году 17 января в составе делегации Бурят-Монгольской АССР Никита Иванович Шубин побывал в Москве, где встретился с руководителями Коммунистической партии, Советского государства. На приеме бурятской делегации он произнес речь. Вот что Н.И. Шубин тогда сказал: «Кто из нас не мечтал быть в этом зале? Теперь наша мечта осуществилась. Мы оказались в Кремлевском зале. Мы это заслужили своей честной и трудной работой по развитию животноводства.

Совхоз «Боргойский» находится на окраине необъятного Советского Союза, на границе с Монгольской Народной Республикой. Совхоз был организован в 1927 году, до 1933 года он не вылезал из прорыва, сказывалась вредительская работа кулаков и лам, которые, учитывая отдаленность нашего совхоза, темноту населения и слабость партийной организации, проникали в совхоз и творили свое темное дело. В результате вредительских действий наш совхоз в 1932 году имел падеж молодняка на 50 %. Это составило убыток 250 тысяч рублей. Не лучше было и в 1933 году.

Это встревожило руководителей нашей республики. К нам приехал первый секретарь областного комитета партии т. Ербанов и председатель Совнаркома Бурят-Монгольской АССР т. Доржиев. Они подробно ознакомились с работой нашего совхоза, нашли корни плохой работы, узнали, почему наш совхоз ежегодно не вылезает из прорыва. Помогли выгнать из совхоза кулаков и лам. После этого в совхоз был прислан ряд партийцев для усиления идеологической работы. С этого момента произошел перелом, стали иметь меньше падежа, увеличился надой молока, совхоз выполнил план сдачи государству мяса, молока, шерсти. Сдали государству 301 центнер шерсти при плане 286 центнеров, масла 50 центнеров при плане 44 центнера, 1272 центнера мяса вместо 1200 центнеров по плану, 70 центнеров брынзы при плане 35 центнеров.

Для создания прочной кормовой базы начали расширять посевы зерновых и кормовых культур и улучшать покосы. В 1935 году мы провели посев всех культур на площади 1500 гектаров, мы получили по 18 центнеров пшеницы с 1 гектара, в отдельных местах по 28 центнеров, овса собрали по 16 центнеров. Этим самым мы создали прочную кормовую базу для скота. Вместо убытка дали чистой прибыли 10 тысяч рублей.

Наряду с материальным и техническим ростом у нас росла и культура, поднимался культурный уровень населения. У нас появилась школа, в которой обучаются 100 детей наших рабочих, появился клуб, изба-читальня. В плане построить фельдшерский пункт, магазины с продажей повседневных товаров».

Во время пребывания в Москве Н.И. Шубин и передовые чабаны «Боргойского» Эрдэни Тогочеевич Данжуров и Иосиф Трубачеевич Тумуров, также члены бурятской делегации, узнали радостную весть о том, что за трудовые успехи их родное хозяйство премировано трактором, грузовой автомашиной, звуковой киноустановкой. Кроме того, на индивидуальное строительство совхозу были отпущены значительные средства. На правительственном приеме в Кремле Никите Ивановичу Шубину был вручен орден Ленина, И.Т. Тумурову – орден Трудового Красного Знамени, а Э.Т. Данжурову – орден «Знак Почета». Кроме того Никите Ивановичу подарили патефон.

В 1937 году на усиление работы и укрепление дисциплины в совхоз «Боргойский» приехал с семьей Дмитрий Петрович Хубанов, коммунист с 1925 года, участник Гражданской войны. За заслуги в Гражданскую войну и годы становления Советской власти он бал награжден орденом Красной Звезды.

В 1937 году в совхозе насчитывалось 13950 овец и коз, 602 головы крупного рогатого скота, 295 свиней, 260 лошадей и 18 верблюдов. Верблюды использовались как основная тягловая сила. На двух верблюдах можно было везти телегу с грузом до двух тонн. На них возили дрова, стройматериалы, хлеб на сдачу государству, выполняли другие работы. Мне в детстве приходилось кататься на верблюдах. Почему-то весной, в марте-апреле, эти животные становились агрессивными и уходили в степь.

В совхозе к тому времени имелось 8 тракторов марки ХТЗ и один – ЧТЗ, две автомашины-полуторки и одна трехтонная машина, уборка урожая проводилась двумя комбайнами «Коммунар» и одним С-6 «Сталинец».

В селе Боций служил начальником пограничной заставы Токарев Федор Георгиевич, уроженец Кемеровской области, участник Гражданской войны, лихой кавалерист. Говорили, что он на коне догонял дикого гурана и шашкой отрубал ему голову. Здесь отвлекусь немного: я был на республиканском казачьем фестивале, который несколько лет назад проводился в нашем районе, в Черемушках. Видел, как современные казаки показывали свое мастерство на конях. Мне невольно подумалось, ой, как им далеко до Федора Георгиевича.

Однажды к Федору Георгиевичу приехали из Кемеровской области его брат Сергей. Он устроился в совхоз «Боргойский» на должность управляющего фермы № 2. Здесь же Сергей Георгиевич встретил свою судьбу – Феклу Гавриловну Шубину, двоюродную сестру Никиты Ивановича Шубина. Они поженились. Семь детей супруги Токаревы воспитали и подняли на ноги в степном Боргое, дали им образование. Сергей Георгиевич также работал завхозом.

Когда в хозяйстве появилось много тракторов, остро встал вопрос о подготовке своих механизаторских кадров. Желающих сесть за руль стального коня искать не пришлось. Первыми трактористами стали Семен Бальжиевич Цыретаров и Цыден-Еши Мункуев, а также Михаил Каратаев. Если память мне не изменяет, то по отчеству он был Корнилович

Моя мама работала кузнецом в совхозе «Боргойский» – ковала скобы на строительство, гвозди, помню, они были трехгранные с широкой шляпкой. Ковала она и подковы, другие важные для хозяйства детали. Вместе со своими подругами-односельчанками ей пришлось изучать материальную часть тракторов и, надо сказать, успешно. Таким образом, первыми трактористками были моя мама Ефросинья Васильевна Лапшина, Суетина Александра Ивановна, Ахминеева Мария Степановна, Пашинская Анфиза, Суханова Евдокия. Наравне с мужчинами они пахали боргойскую степь, позже с ним стал работать трактористом Чупышев Андрей Маркелович. Первые трактористы потихоньку превращали дикую Боргойскую степь в пахотные земли…

Жизнь набирала обороты. Появились и начали расширяться ферма № 1 – это село Нюгуй, ферма № 2 – село Тасархой, ферма № 3 – село Верхний Енхор. Приезжали люди из разных концов района, республики, страны, устраивались на работу в совхозе, обзаводились семьями, корнями врастая в боргойскую землю. Совхоз крепко стоял на ногах на крепком фундаменте, заложенном первыми рабочими.

Как-то проверяя государственную границу, начальник Боцинской заставы Токарев Федор Георгиевич в местности Гунзан задержал двух молодых мужчин, а с ними девушку-бурятку с продуктами в узелке. Он их привез в Тасархой, где в то время работал управляющим отделения его брат Сергей. При опросе выяснилось, что мужчины местные, из Джидинской долины, были осуждены и отбывали срок наказания на каторжных работах в Иркутской области. Совершили побег. Они пешком прошли Иркутскую область, Тункинский и Закаменский районы и по реке Джида приплыли до села Тасархой. Здесь они как-то познакомились с этой девчонкой, которая помогала им продуктами питания. Девушка плакала, умоляла, Федор Георгиевич заметил, что у нее увеличивался живот – девушка была беременна. И он на свой страх и риск, вопреки закону, оставил беглецов у брата и не ошибся. Один их молодых мужчин потом стал знаменитым чабаном совхоза «Боргойский», первым стал получать и выращивать по сто ягнят в расчете на каждую сотню овцематок, был награжден орденом.

После Шубина Никиты Ивановича директором совхоза «Боргойский» был назначен Мельников Николай Акимович. Это был замечательный человек, очень дальновидный, был коммунистом с большой буквы. Партия для него была символом жизни.

 Под его руководством хозяйство развивалось. Были приобретены две пасеки, появился свой мед, построен птичник в районе второго боргойского озера, свинарник, появились свои мельница, пекарня. Рабочие в любое время могли получить продукты под ведомость. Построили конюшню.

Но вскоре началась война с фашистами. Практически все мужчины были мобилизованы в армию и ушли на фронт, в том числе, конечно же, и Николай Акимович. Он попал на передовую в районе Москвы, начал воевать политруком. В селе остались одни женщины, дети да старики. Вместо Н.А. Мельникова остался руководить совхозом Зайцев.

Это были тяжелейшие времена, все трудились под лозунгом: «Все для фронта, все для победы!». Пришло указание из обкома партии о том, чтобы совхоз «Боргойский» отправил на фронт лошадей и четыре трактора. Их загрузили в товарные вагоны, а сопровождающими назначили Сосорова Лодоя Сабсаровича и Чупышева Андрея Маркеловича. Когда эшелон подходил к линии фронта, налетели немецкие бомбардировщики. Эшелон был разбомблен. Сосоров и Чупышев, получив тяжелые травмы, ранения, попали в госпиталь. Сосорову ампутировали ногу, и Чупышев от ранений стал инвалидом, впоследствии работал мотористом, включал свет в селе. Лодой Сабсарович всю свою жизнь проработал чабаном, огромный вклад он внес в развитие совхоза «Боргойский».

Мой старший брат Михаил Георгиевич Балалаев в подростковом возрасте во время войны сам готовил и развозил на закрепленной лошади дрова населению, в пекарню, в контору и другие объекты. Ему было всего десять лет, а в 1944 году, в двенадцать лет он получил медаль «За трудовую доблесть» из рук всесоюзного старосты Михаила Ивановича Калинина. В те суровые годы все дети рано взрослели, выглядели не по годам старше.

Мой брат проработал в совхозе «Боргойский» 54 года, был передовым механизатором, лучшим водителем. Он был награжден тремя медалями. Уже в пожилом возрасте, сидя на крылечке, вспоминал свою тяжелую жизнь, но всегда стремился помогать людям и дельным советом, и делом. Михаил был человеком с открытым сердцем, доброжелательным и чистыми руками.

Комментарии

почему нет про шантоханова спасова

аюр
23.07.2017, 12:14
Оставить комментарий

Архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
       

Последние комментарии

Анатолий Смирнов 25.11.2017 в 17:42 написал:
Симонова Ангелина 13.11.2017 в 17:52 написал:
Людмила Дашиева 04.11.2017 в 10:00 написал: