03.03.2016
Просмотров: 2157, комментариев: 0

Ваша любовь согревает всех в зимнюю стужу!

Джида Татьяна Николаевна Пашинская

Жизнь человека так устроена, что чем больше он двигается и спешит сделать за свой век, тем меньше у него остается времени на ностальгию и депрессию, тем дальше отступают от него старость и связанные с возрастом недомогания. Не случайно же существует крылатое выражение: «В движении – жизнь!». И в этом убеждаешься каждый раз, встречаясь с хорошим человеком, который буквально заряжает энергией и согревает теплом своей души окружающих.

Татьяна Николаевна Пашинская в эти по­зимнему снежные и холодные дни отметила свой 80-летний юбилей. Накануне большой даты в семье царило оживление – дети и внуки готовились к встрече многочисленных родственников. А виновница торжества позволила себе на время окунуться в свои молодые годы и рассказала о простой крестьянской жизни, предавшись воспоминаниям.

В те далекие военные и послевоенные годы тяжелый изнуряющий труд колхозника оценивался хлебным пайком и копеечными трудоднями. Потому и каждый ребенок с детства знал вкус хлеба, цену жизни. Нынешнему поколению невозможно представить, как дети и подростки постоянно готовили дрова, собирали в поле колоски, работали наравне с взрослыми на колхозном производстве. Кажется, что жизнь их была очень тяжелой и безысходной. Но Татьяна Николаевна улыбается: «Время такое было, чего-то другого мы и не знали, потому не унывали». 

Родилась и выросла она в живописном уголке Джиды – с. Елотуй. Здесь жили люди сильные духом и крепкие телом благодаря благодатной природе: богатая лесными дарами таежная глубь, простирающаяся до государственной границы, и полноводная река Джида были основной кормилицей народа. Родители Татьяны Николаевны – Николай Ильич Елисеев и Ефросинья Меркуловна Сычева – были всю жизнь колхозниками, трудились буквально от зари до зари. Когда началась Великая Отечественная война, все мужчины из маленькой деревушки были призваны на фронт, ушел воевать и глава семьи Елисеевых – Николай Ильич. Оставшись одна с детьми, Ефросинья Меркуловна работала в колхозе, как и все женщины, которые пахали, сеяли, косили, делали всю мужскую работу. На их хрупких плечах держалась вся жизнь в деревне. Немногие семьи тогда дождались своих  мужей и отцов с фронта: кому­то пришла похоронка, кому-то – сообщение «пропал без вести».

А в дом Елисеевых пришло счастье: отец  вернулся с фронта! Этот радостный день остался в памяти навсегда. А потом – снова суровые будни. Трое детей, Татьяна и два ее брата, остались в деревне с бабушкой, а родители поехали работать на гурт, расположенный в верховьях долины Гэгэтуя. Отец пас коров, мать работала дояркой. Дети должны были учиться в школе.

– Да, давно это было, но я все помню, как сейчас, – рассказывает Татьяна Николаевна. – Когда война началась, мы не учились какое­то время, после войны все дети, и младшие, и старшие, пошли в школу. 4 года мы проучились в Елотуйской школе, потом перешли в Баянскую. Веселой гурьбой бежали в школу, жили все одной дружной семьей. Многие сверстники, не окончив курс основной школы, шли работать в колхоз. А я после 7 класса поехала в город, поступила учиться в лесотехническое училище, после окончания которого получила направление в Тункинский район. Там мы строили двухквартирные дома, стоянки для гуртов скота, перегоняемого из Монголии. Проработав год, я приехала домой и вышла замуж за Николая Петровича Пашинского. Мы с ним жили на соседних улицах, вместе в школу ходили.

Так я стала невесткой Пашинских Петра Далмантьевича  и Антониды  Петровны, с которыми мы жили в Елотуе. В доме свекра и свекрови я не чувствовала себя чужой, т.к. родители  очень любили своего сына и ко мне относились хорошо. Мы с Николаем работали в колхозе, на выращивании кукурузы. Жили дружно, с годами семья выросла. В 1959 году у нас родилась дочь Люда, в 1962-м – сын Володя. В Елотуе находился молочный гурт, я пошла работать дояркой. В 1964 г. родилась Наталья, в 1966 – Лена. Рядом с нами жила сестра мужа, у нее были дети-двойняшки, они так  и выросли у нас, т.к. она была одинокой, работала в клубе, всю работу выполняла одна: бывало, дрова долготьем привезут, она с утра берет пилу и топор и идет на работу, сама пилила и рубила. В феврале 1968г. умер дед, а в апреле мы перевезли дом в Гэгэтуй. В те годы уже многие семьи переехали из Елотуя, поближе к цивилизации. Ведь в Елотуе  не было даже электричества.

В Гэгэтуе у нас родился сын Виктор. С нами жила мама, часто приезжали племянники, дом всегда был полон. И рядом, по соседству с нами, жили мои  двоюродные сестры с семьями, всегда все дружно жили, никогда плохого слова не говорил никто. В летнее время я работала на колхозном огороде, в телятнике, а зимой – сакманила на маточных отарах. Муж работал в машинно­тракторных мастерских электриком по оборудованию, аккумуляторы делал, люди к нему постоянно приезжали из райцентра. У нас в доме всегда было много гостей, не было такого, чтобы мы вдвоем чай пили. В Гэгэтуе мы прожили 38 лет. Через 10 лет, когда мне было уже 42 года, у нас  родилась дочь Юля. Отец ее очень любил, фотографировал  часто. Но наша радость была недолгой. Когда нашей дочурке исполнилось 6 лет, муж умер после тяжелой болезни.

Похоронив  Николая, я  растерялась, не представляла, как жить без него, ведь мы  сена в тот год не накосили, скот было нечем кормить. Тогда я пошла работать на чабанскую стоянку сакманщицей, скот свой туда перегнала, и жила там. Через год, в 50 лет, я ушла на пенсию, но продолжала работать. Сначала пекарем в колхозной пекарне, потом 8 лет трудилась социальным работником, ухаживала за стариками. В работе как­то притуплялась горечь утраты мужа, а потом – мамы. А через 6 лет скоропостижно умерла дочь Наташа. Перед новым годом ее положили в больницу, а оттуда она уже не вернулась. Она работала в КБО закройщицей, жила в Петропавловке, на выходные домой приезжала. И до тех пор, пока мы жили в  Гэгэтуе,  я все ждала ее: как наступает пятница, я  все гляжу в окна, на дорогу, пока сумерки не наступят, всегда казалось, что вот­вот зайдет моя Наташа. Ее образ всегда в глазах стоит.

А потом я решила, что надо переезжать в райцентр, дети здесь на работу устроились, дочери своими семьями живут.  Вот дом добротный отстроили, теперь бы жить да радоваться. Но и тут горе настигло нас: умер Володя. Тяжело, конечно, пережить потери родных кровинок. Но, видно, судьба так распорядилась. Надо дальше жить, чтобы хоть как­то поддержать детей и внуков. Все равно я считаю себя счастливой, т.к. у меня 11 внуков, 17 правнуков, вместе с  детьми сестры, они меня тоже бабушкой своей считают и любят. Все дети живут в Петропавловке, у всех семьи, работа, дом, собираются часто у нас, любят меня и уважают. Один мой внук – пограничник, два года служил в Чечне, в горах. Ждали его с нетерпением мы все, дождались. Два брата мои теперь уже тоже в возрасте:  Михаил живет в Джиде, Николай – в Булыке. У них тоже свои семьи, внуки и правнуки.

Вот так сложилась моя жизнь. Както незаметно пролетело 80 лет. Смотрю я иногда на некоторые семьи с жалостью: люди ругаются, изводят друг друга. В этом отношении, надо сказать, в нашей семье никогда никто не ругался, муж мой даже голоса не повышал ни на кого. С детства я привыкла так жить, уважать старших, у нас в семье не ругались родители. И замуж я вышла, не помню, чтобы  родители когда­то повышали голос или плохое слово сказали кому-то. Быть может, потому, что на их долю выпало немало испытаний и горя. Они были 1893 года рождения, на их долю выпали годы революции. Помню, дедушка рассказывал: «Нас призвали в армию, мы приняли присягу за царя-батюшку, так и воевали. Но откуда мы знали, за кого воевать надо было, ведь ни радио, ни света не было». Отслужил дед, женился.  У бабушки первый муж уехал в Китай, да так и остался там. А у дедушки жена умерла, осталось два сына. Вот сошлись они с бабушкой, родили 4-х детей. А в 1936 году их признали врагами, т.к. они служили в «белой армии». И когда в 36 году их отправили в ссылку, они взяли с собой малолетних детей, а двоих сыновей дедушки оставили у брата. В ссылке, рассказывал дедушка, они жили в бараке, где было много народу. Холод, голод, нищета. Топили  очаг и варили еду и кушали один  раз в сутки. Условия выживания были очень тяжелыми, началась эпидемия  брюшного тифа, и в это время умерли за один месяц их четверо детей. Позже, когда власти разобрались во всем, оказалось, что дедушка не виновен был. Вернулись они домой, в 1938 году у них родился сын, мой муж Николай. А двое сыновей уже не жили с ними: старший, 1922 года рождения, пропал без вести  на фронте во время войны. Мы все долго ждали его, получив последнее письмо, написанное  9 мая 1945 года в г. Берлин. Второй сын умер тоже молодым в возрасте 46 лет.

В Елотуе мы жили дружно и весело, как одна семья, в праздники ходили в гости из дома в дом. Теплые воспоминания  той далекой поры греют душу. Всю жизнь мы жили в работе,  и теперь я не могу сидеть без дела: огород сажу, все делаю по дому, с правнуками иногда нянчусь.

Вот такой портрет юбилярши я попыталась «нарисовать».  Каким он получился, судить читателям.  Но глядя на натруженные руки добродушной женщины, ее чуть сгорбленную осанку, понимаешь, что вся жизнь пожилой женщины  прошла в труде, в бесконечных заботах. Ее глаза излучают тепло, искреннюю радость от общения, соответственно, в доме царит доброжелательная  аура, а внуки и правнуки очень любят свою бабушку. Конечно, удивил тот факт, что Татьяна Николаевна, испытавшая немало горя и трудностей, осталась доброй и ласковой. Про таких людей, как она,   говорят: «Еще есть порох в пороховницах», потому что без ее  участия не начинается ни одно дело, будь то посадка огорода или  уборка в доме. Об этом сказала ее дочь уже по дороге. В их доме часто гостят подруги дочери с семьями, на лето приезжают дети друзей и всякий раз благодарят гостеприимную хозяйку за теплый прием. Вот и автору строк также не хотелось уходить, за обедом наш разговор продолжился, потом мы просмотрели семейные альбомы, в которых, к большому удивлению,  до сих пор бережно хранятся старинные фотографии предков, которые жили в начале прошедшего столетия. О каждом из них Татьяна Николаевна может рассказывать долго. Но это уже другая история.

Вот такая оптимистка  живет в новом микрорайоне Петропавловки. Нам остается поздравить Татьяну Николаевну с 80-летием. Крепкого Вам здоровья и активного долголетия! Пусть  еще долгие­долгие годы Ваша любовь согревает всех в зимнюю стужу!

Таисия Пашинская.

Комментарии