21.07.2014
Просмотров: 1629, комментариев: 0

"Прекрасное – это наша священная земля!"

Прекрасное – это наша священная земля!

Сегодня, когда исчезают с лица земли малые села, когда молодое поколение стремится к кипучей городской жизни, малая родина остается островком счастья, где можно почерпнуть силы, вдохнув аромат  луговых трав, пройдясь по нескошенному полю… В живописной долине, в 2­х километрах от с. Малый Нарын, много лет назад располагалось село Уртон, в котором проживали четыре  рода казаков. Их потомки, спустя столетия, решили воскресить в памяти уголок земли родной. Здесь каждый бугорок таит в себе  богатую историю. Об этом вспоминали собравшиеся на встрече уртонцы.

Как пришла эта идея – собрать народ, всех тех, кто, быть может, полвека назад выехал далеко за пределы республики? Об этом мы попросили рассказать одного из организаторов встречи  земляков Анатолия Федоровича Ощепкова, который поразил великолепным знанием истории своего края.

– В обществе всегда были люди, которые негласно отвечали перед народом за связь времен и поколений. Видимо, эта миссия  выпала на мою долю, поэтому я с интересом погружаюсь в историю своего края, говоря о тех людях, которые жили когда­то, о своих предках, я представляю себе их жизнь, перед глазами всплывают их образы.  Вероятно, у каждого человека есть такие понятия, как  отчий дом, родная земля, родственные связи, ощущение наличия общих генов у близких людей, которые притягивают как магнит ( не зря же говорят «родная кровь тянет»), наличие обычаев, памяти предков, почитание всего этого. Ведь не случайно сказал историк В.О. Ключевский:  « Кто не помнит своего прошлого, у того нет будущего».  Думаю, у людей, которые родились и  выросли в селении Уртон  (село с монгольским названием, в котором жили в основном русские люди),  многие годы все это жило в нас из поколения в поколение.  А знание этой нашей  истории  переходит из уст в уста, из поколения в поколение. Мы не раз говорили о том, что пора  уже собрать  земляков на родной земле.

И вот настал тот день, когда мы решили собраться, как­то отметить, чтобы это было видимо, осязаемо и надолго.  Зимой 2013 года  мы создали оргкомитет и начали постепенно готовиться к празднику села, которого как такового нет на местности, потому что в 1957 году по причине расселения малых сел (политика партии и правительства)  жители села Уртон под видом того, что там была наледь, переехали в с. Малый Нарын ( в то время он назывался  2­й бригадой колхоза им.  Сталина),  расположенного в двух километрах выше по течению речушки. Но для того, чтобы понять, что нас объединяет, надо погрузиться в историю края.

О наших предках

В 1235 году сын Чингисхана – Угэдэй  организовал ямскую почтовую службу по всей великой монгольской империи, частью которой в то время была наша джидинская долина. И через каждые 30 верст он поставил по две­ три юрты, в которых жили  семьи монголов­ аратов, обеспечивавшие  передвижение грузов, почты, людей на расстоянии 30 верст в одну сторону и 30 – в другую. Далее стояли другие уртоны. Каждая ямская станция называлась уртоном, их было очень много по всей Монголии, и у каждого было собственное имя. И лишь у этого уртона, расположенного в малонарынской пади, собственное имя было Уртон. Думаю, что это можно считать номиналом  ямской почтовой службы. Впоследствии, когда уже купец Михайло Игумнов со товарищи отстроили Игумновский тракт, эта деревушка  стояла на почтовом Игумновском тракте. Через нее шли караваны на Капчеранку и уходили до станции Мысовой. Таким образом, ямщики из почтовых служащих постепенно превратились в грузовых ямщиков и возили чай и другие товары. Уртонские мужики, бывало, возили контрабанду до Урги (ныне г. Улан­Батор), это были крепкие неприхотливые  люди, в большинстве своем православные.

В 1793 году, после второго раздела Польши между Пруссией  и Россией в Польше вспыхнуло восстание под предводительством Тадеуша Костюшко,  подавил его русский полководец Суворов Александр Васильевич.  Он,  будучи непримиримым, безжалостным в бою, в обычной жизни был человеком милосердным. Потому стал отправлять пленных поляков по домам. Об этом узнал император. И  вместо Суворова отправили своего  ставленника  из Петербурга, который стал жестоко отправлять пленных поляков в Сибирь, на каторгу. Все это началось с 1795 года. И вот одним из таких пленных ссыльных оказался некто Поддельский. Из поколения в поколение передавалось, что он  был молодым офицером небольшого чина. По какой­то причине он остановился в Уртоне, где  заведующей почтового отделения работала бурятка из рода Тубана. Они стали жить вместе, создали семью. Она, будучи грамотной женщиной,  своих родившихся детей  записывала как Поддельских, причем, не в документах  Степной Думы, а в книгах метрических  записей  Баян­Хосунской Николаевской церкви. Это было в начале 19 века, когда  священниками в Баян­Хосунской Николаевской церкви  были Ощепковы:  Георгий Кузьмич,  его сыновья Иван Георгиевич, Алексей Георгиевич, служившие до середины 19 века  Существующая на то время  политика требовала, чтобы местное население,  в частности, буряты, крестились в церкви.  Причем,  это было выгодно в материальном плане, т. к. новокрещенные  освобождались от всякого рода налогов на 3 года.

Одним из таких бурятов был Гонбо Табанаев, 1811 года рождения,  из верхнебургалтайского рода, представители которого до сих пор живут в Верхнем Бургалтае.  Гонбо был человеком  семейным, у него было  два малолетних сына. Сартульский род отпустил его официально для того, чтобы он перешел в православное вероисповедание. Его окрестили казачьи священники Баян­Хосунской церкви. Это были мои  предки по мужской линии, отстроившие  церковь.  Гонбо нарекли его Иннокентием, дали ему  отчество Алексеевич по моему дважды прадедушке дьякону Алексею Георгиевичу и дали свою фамилию – Ощепков. Он стал  православным, жену его нарекли Ириной, старшего сына Чагдура – Федотом, второго сына Бадму  – Милентием. Позже  у них еще родилась дочь, которая является в третьем поколении моей прабабушкой. В Нарыне,  на кладбище,  есть камень, на котором выбита надпись: «Раба Божья Домна Поддельская. 1905 год». Судя по годам,  это третья дочь Гонбо Табанаева, которая вышла замуж за потомка поляка –  Степана Иннокентьевича Поддельского (его звали Стефан, также были распространены имена Милесий, Клеонит). Еще у Гонбо  была четвертая дочь Пелагея, но следы ее затерялись. Все эти люди  несли в себе бурятские гены и  владели бурятским языком,  ходили и в дацан, и в церковь, а  дети их уже  считали себя истинно православными.

Гонбо оставил большой след на земле.  Наверное, 80 процентов малонарынцев  являются его потомками. В архиве потомки Иннокентия Алексеевича значатся как  Ощепковы­ монголы. Кроме него, были новокрещенными Ощепковыми­монголами были    Егор Иванович,   до крещения – Гылык  Инкеев (потомки неизвестны.) И Архип Ощепков,  до крещения  носивший фамилию Айсуев. Его многочисленные потомки проживают как в Джиде.

Третий род – Бутаковы – появился во второй половине 19 века.  Страницы архивов рассказывают, что именно тогда в  Малый Нарын приехал  Евлампий Николаевич Бутаков, которого воспитали в Чемуртаевском карауле казаки Бутаковы. И что интересно,  его приемные родители писались «казаки», а он –   исашный инородец. Евлампий Николаевич  овдовел в возрасте 30 лет, и с малолетним сыном пришел в Уртон,  где женился на дочери Степана Иннокентьевича  Поддельского –  Анисье, 1860 года рождения. Это были мои прапрабабушка и прапрадедушка.  От них пошли все Бутаковы, ныне живущие в Джидинском районе. Мать  Евлампия Николаевича была из рода   Шараповых, уроженка Верхнего Бургалтая. По неизвестным причинам она оставила своего  ребенка казакам, которые и воспитали его.

Четвертый род – Ощепковы­ казаки.  Дочь Евлампия Николаевича – Прасковья – вышла замуж в Баян за казака Павла Ощепкова–  сына дьякона,  Алексея Георгиевича , который крестил Гонбо Табанаева. Молодожены ожидали рождение  сына, но казак болел после походов и умер. Овдовев, Прасковья  вернулась в Уртон к родителям, где  родила сына, которого назвали Петром. Ребенку дали фамилию отца  – Ощепков, потому что ему как казаку от рождения в наследство от отца  переходил земельный надел.  Петр Павлович Ощепков был моим дедушкой.  Он  рано осиротел,  в 3 года оставшись  без матери. А когда ему было 7 лет, умерли бабушка и дедушка, на попечении которых он находился.  Его  взял в свою  семью дядя – Павел Евлампьевич Бутаков. Земельный  пай, который пришел с Петром в семью Бутаковых,  обрабатывался  до 1932 года.

Вся эта история кому­то  известна. Ну а некоторые  узнают свою родословную  из этой статьи. 

Мы вместе идем по жизни

Но как бы там ни было  сегодня  мы все вместе –  Ощепковы, Бутаковы, Поддельские – стараемся жить  дружно, уважаем друг друга. Быть может, потому среди нас нет  людей падших,  все – самодостаточные люди. Думаю, это  состояние надо беречь и приумножать.

В прошлом году мы поставили огромный памятный камень с табличкой на месте селения Уртон, организовали встречу односельчан, подавляющее большинство из которых связано родственными узами. Получилось здорово. Приехали земляки из разных городов и регионов России, из Москвы,  Владимира, Забайкальского края, Иркутской области, из Якутии. Многие из них не виделись десятилетиями, а их дети  с интересом знакомились со своими сверстниками. Мы  сделали колышки с табличками, на которых были написаны фамилии и имена людей, живших в Уртоне с начала 20 столетия.  Разобрав таблички, люди разошлись по местам, показав своим  внукам, где  были  их  родовые усадьбы. Встреча прошла весело:  аккомпанировали 4 баяниста,  ансамбль  «Черемушки»  выступал на «бис».  Проблем с организацией не было, ведь в большом роду  кого только нет: электрики, строители,  артисты, повара и т.д.,  у нас работала полевая кухня, электрический генератор. И стол был накрыт по­ нарынски : баранина с  лапшой,  бобоны, чай зеленый... В общем, праздновали уртонцы от души. Старшему поколению,  кому уже за 70 лет,  были подарены памятные фотографии и сувениры.  В настоящее время отправляем поздравительные открытки  юбилярам, родившимся в Уртоне. 

На прошлогодней встрече  шел разговор о том, что надо бы на горе, где раньше стояла Пророко­ Ильинская часовня, установить крест. Мы взялись за дело.  С божьей помощью (Отец Андрей рекомендовал, как правильно это делается)  установили   поклонный крест.  В назначенный день земляки прибыли на встречу. Первым пунктом в нашей программе было  освящение креста, батюшка отслужил службу и благословил нас на добрые дела. Во время молебна разразилась гроза. Говорят, это было добрым знамением: Илья­ пророк дал о себе знать. 

Конечно, в этом году народу собралось немного. Понятно, что каждый  год люди не могут приезжать издалека.  Но, тем не менее, встреча прошла в очень теплой  обстановке. За празднично накрытым столом под навесом звучали песни,  множество воспоминаний. Довольны остались все, несмотря на то,  что сначала вымокли  под дождем, а потом припекло горячее солнце.  Земляки решили, что будем собираться большим составом  через год. А оставшуюся сумму от сбора средств мы направили на  благотворительность: 5 тыс. рублей вручили семье  Ганжуровых  на лечение ребенка.  В прошлом году на оставшиеся средства мы приобрели комплект пил и запасные части на  пилораму в Малом Нарыне.  Пусть она работает без простоев.

Еще хочется добавить, что у нас, кроме названных  фамилий, есть еще. К примеру, Ганжуровы, Ванчиковы, Цыдыповы, Елисеевы, Богдановы, Бутины. 

В  30­е годы прошлого века  в урочищах  Верхнего Бургалтая  жил  лама Самбу Ганжуров. Его должны были репрессировать.  А мой дедушка Петр Павлович, будучи председателем колхоза,  и  Леонтий Ильич  Ощепков вывезли его в Уртон, спрятав  у себя. Так он прижился в селе и остался на свободе. Его потомки, внуки и правнуки,  знают об этом, и мы дружим с ними семьями. Эти ребята участвуют в подготовке  мероприятий и в застольях. 

В настоящее время в Малом Нарыне уже в течение 30 лет живут Колесниковы, Геннадий Николаевич и Валентина Сергеевна, которых уважают  односельчане.  Думаю, деревня будет жить такой жизнью, какой дано от природы:  в  дружбе и достатке в этой узкой, живописной  долине.

На встрече земляков  было решено  установить часовню возле кладбища.  Думаю, если это возродится и в других селах, может быть, молодежь впитает это в себя, и познавая  свою историю, поддерживая традиции и обычаи предков. Быть может, таким образом  уменьшится отток населения, начнет облагораживаться земля, и мы не будем куда­то стремиться, а будем знать, что прекрасное – вот оно рядом, вот она наша священная земля,  она нас кормит, и мы можем  трудиться на ней, быть здоровыми и счастливыми и продолжать свой род. И тем самым  – укреплять государство наше.

…После встречи земляков все, кто был на ней, получили огромный заряд энергии и бодрости. Об этом  они с  радостью говорили на следующий день и благодарили организаторов значимого мероприятия. 

Таисия Пашинская.

Комментарии