05.10.2011
Просмотров: 2319, комментариев: 0

Такая женщина коня на скаку остановит, в горящую избу войдет…

Такая женщина коня на скаку остановит, в горящую избу войдет…

Джидинский район всегда считался одним из ведущих животноводческих районов Бурятии. На протяжении почти целого века Джида сохраняла свою марку, потому что здесь жили и трудились необыкновенно стойкие люди, чей труд измерялся в советские годы цифрами  в сводках показателей. Их деятельность была обычной каждодневной работой… И только сейчас, спустя десятилетия, мы воочию убеждаемся, что это были поистине великие труженики, и их труд приравнивается к трудовому подвигу, на который мы, нынешнее поколение,  вряд ли отважимся.

Накануне Дня работников сельского хозяйства мне хочется рассказать об удивительной женщине, обладающей сильным волевым русским характером и вместе с тем необыкновенной чуткостью и добротой. Словом, яркая  неординарная личность. Это Лидия Васильевна Жаркой, посвятившая  всю свою сознательную жизнь  развитию ветеринарии в районе. В кругах общественности, среди ветеринарных специалистов республики ее имя знакомо многим. Она была первой женщиной, главным ветврачом в республике и единственной, проработавшей в этой должности 18 лет. А 1 октября текущего года исполнилось 40 лет с того дня, когда Лидия Васильевна приступила к трудовой деятельности.

Правда, глядя на нее, и не скажешь, что за плечами у нее – буквально полвека опыта и мудрости. Ее поразительный оптимизм, чувство юмора и уверенности в себе, наверное, заражают каждого, кто знаком с ней. Эта очень энергичная женщина, грамотный специалист, способный добиваться выполнения поставленной цели. Не случайно ветеринарная лаборатория под ее руководством  стала настоящим диагностическим центром, оказывающим большую практическую помощь ветврачам хозяйств, в своевременной ликвидации и поставке заболеваний. По ее инициативе на базе лаборатории было организовано производство лечебно-профилактических препаратов.

В начале 90-х годов поголовье крупного рогатого скота в районе насчитывало более 28  тысяч, овец – 270  тыс. голов и 6 тысяч лошадей. Несмотря на сложности перестроечного периода, ветеринарные специалисты  под руководством Л.В. Жаркой успешно справлялись со своими обязанностями и удерживали эпизоотическую обстановку под контролем. По итогам соревнования труженики Джидинского района неоднократно выходили победителями по производству продукции  животноводства, в этом есть существенный вклад ветеринарных специалистов, руководимых Л.В. Жаркой. Под ее руководством постоянно ведется инспекторская работа, где особое внимание уделяется контролю над деятельностью предприятий, цехов по переработке животноводческой продукции, обеспечению  выпуска качественной, безопасной в ветеринарном отношении экологически чистой продукции и сырья.

Руководя работой одного из крупнейших коллективов ветеринарных специалистов Республики  Бурятия, Лидия Васильевна уделяет немало внимания воспитанию и подготовке молодых специалистов, проводит большую работу по улучшению условий труда и быта работников государственной  и производственной ветеринарной службы района. В общем, все это было, было… Наверное, любому человеку приятно вспоминать лучшие годы своей жизни, когда каждый миг был наполнен огромным смыслом, а кипучая деятельность набирала обороты с завидным упорством. И, конечно же, в этих трудовых, поистине героических, буднях были и радость побед, и горечь разочарований.

Спустя годы, Лидия Васильевна говорит, что выбрала в юности хорошую специальность, востребованную на селе, и ничуть не жалеет об этом. Хотя стать ветеринарным специалистом она и не мечтала, и более того, даже не имела представления в детстве об этой профессии.  Ее родители, учителя в сельской школе, целыми днями буквально пропадали в школе, порой прихватывая и выходные дни, а по вечерам подолгу сидели над школьными тетрадками и планами работы. Это, конечно же, никак не впечатляло девушку. Но вопрос, куда же все-таки пойти учиться, возник невольно, так как поблизости института не было: Лидия Васильевна – уроженка с. Урлук Красночикойского района Читинской области. Окончив школу в 1966 году, она по совету своего дяди поехала учиться в сельхозинститут на ветеринарного врача. Сейчас Лидия Васильевна с улыбкой вспоминает то далекое, но очень хорошее время.

– В выборе профессии большую роль сыграл мой дядя (ему сейчас 90 лет, живет он в Белорусии), он был военным, по долгу службы ему приходилось неоднократно  сталкиваться с ветеринарными специалистами. И потому он предложил мне поступать на ветеринарный факультет. Говорит: «Давай, племянница, поступай, не пожалеешь, хорошая специальность. Жизненно необходимая для села». Вот и я поехала. В Улан- Удэ я никогда не была.  Приехала, ночевала на вокзале и с утра отправилась разыскивать сельхозинститут. Время, надо сказать, хорошее было, это сейчас страшно детей одних отправлять, а я тогда одна поехала, нашла этот институт, подала документы, устроилась в общежитие, сдала экзамены. Конкурс был 3 человека на одно место. Аттестат был у меня без троек, потому я поступила сразу. При зачислении члены приемной комиссии спросили меня: «Почему идешь учиться на ветврача, ведь родители – педагоги?» Я ответила, что мне их работа  не нравится, потому я хочу что-то новое, неизвестное мне, хочу быть ветеринарным врачом и жить в сельской местности».  

Вот так, окончив с отличием в 1971 году БСХИ и получив красный диплом, я отправилась получать свое, как говорят, «боевое крещение». У меня был большой выбор, куда поехать работать. Но поскольку к тому времени я вышла замуж, то поехала вместе с мужем в Джидинский район. Он был стипендиат своего родного хозяйства, совхоза «Оерский», и соответственно, должен был отработать 3 года после получения диплома. 1 октября 1971 года мы, то есть  4 специалиста, приехали в с. Оер, всех нас трудоустроили сразу и обеспечили жильем. Мужа назначили главным  ветврачом, меня – старшим. Тогда в совхозе под руководством директора хозяйства  Цырендоржи Сосоровича Цыренова было 3 отделения, Степан Матвеевич Филиппов в то время был инженером, через полгода он был назначен директором совхоза. В те годы в «Оерском» работали все молодые специалисты, и работать было интересно, с комсомольским задором и огоньком.

Было, правда, и ЧП, инфекционное заболевание скота, с которым я столкнулась впервые. В 1973 г. в Оере появился бруцеллез: весной скота выгнали на летник. А когда осенью пригнали его, анализ крови выявил инфекцию, в результате пришлось ликвидировать полностью молочный гурт, весь приплод.  Позже, через 2 года, там построили новый молочный комплекс.

Отработав 3 года в хозяйстве, мы с мужем  решили переехать на мою родину, в Читинскую область, где не хватало специалистов. Однако в советское время, кадрами, как говорят, «не раскидывались», к тому же, мы, видимо, успели зарекомендовать себя за отработанный период, потому уехать было не просто. Помню, вызвал нас к себе на прием первый секретарь райкома партии С.Б. Жаргалов и предложил поработать в райцентре, на ветстанции, где начальником был  М.А. Шишмарев.

Так мы остались в Петропавловке. В 1977 году, по предложению УСХ я была назначена на должность директора ветеринарной лаборатории с исполнением обязанностей ветврача-биохимика. Так, в возрасте  28 лет я стала руководителем, в этой должности я отработала 9 лет. Коллектив ветлаборатории,  состоящий из 12 человек, проводил диагностику заразных заболеваний, отравлений, делали биохимический анализ крови, мочи, органов, исследовали сено на качество, корма. Лаборатория в то время очень загружена: исследовали кровь 25 тысяч голов овец со всего района, не говоря о КРС, много поступало патологического материала  (трупы, мертворожденные, аборты, кожсырье).

В ветлаборатории в те годы работали очень опытные ветеринарные специалисты, это: Л.Н. Вершинина, В.Н. Слукина, З.Н. Кудрявцева, В.И. Цыренова, и я многому у них научилась. Коллектив был очень дружный, мы все вместе выезжали на заготовку грубых кормов  для своих подопытных животных, сами косили вручную, сушили и вывозили сено, вязали веники из осины, крапивы, готовили овощи. Здание ветлаборатории было старое, деревянное, отдельное от ветстанции. В 1984 г. мы переехали в двухэтажное кирпичное здание, где разместились и ветлаборатория, и ветстанция. 

3 сентября 1986 г. меня назначили начальником ветстанции, он же главный ветврач района, он же ветинспектор. Я отработала в этой должности 18 лет, до выхода на пенсию. Работали в службе 60 человек, на каждом участке – по 3 специалиста: заведующий, фельдшер и санитар–помощник. И всем была работа. Приступив к работе начальника ветстанции, я в первую очередь я начала заниматься подбором кадров, считая, что в районном звене должны работать грамотные, профессиональные люди. И постепенно подобралась достойная команда, это: А.П. Осколков, А.С. Цыдыпов,  А.Ц. Юмова, Л.М. Сапунова, М.А. Шишмарев, В.С. Дашиева, Т.Н. Доржиева, В.Н. Вершинин, Т.Н. Крючкова, М.Е.  Побокова.  13 лет проработала главным бухгалтером Л. П. Согонова, это очень грамотный специалист, благодаря ей, у нас никогда не было финансовых нарушений. Обслуживанием населения долгие годы занимались очень трудолюбивые, любящие свою работу ветспециалисты, это В. Ф. Сагдеев (с. Инзагатуй), С.Д. Батуев (с. Верхний Ичетуй), а затем Е.Ц. Жигжитова, Б.Т. Гырылов (с. Гэгэтуй), В.И. Михайлов (с. Большой Нарын), З.З. Потыльцына и Д.Д. Содбоева (с. Боций), Т.Г. Хороших (с. Желтура), В.Д. Борисова, Д.О. Доржиева,  З.Н. Стулева  (с. Нижний Торей, Шартыкей, Хулдат), Г.Д. Бадмаев (с. Нижний Бургалтай) и многие-многие другие.

Нагрузки по ветобслуживанию скота были очень высокие. При норме 850 условных голов на 1 ветспециалиста приходилось от 1200 до 2000 условных голов  скота, так как не хватало кадров и не было финансирования. Всегда были проблемы с обеспечением спецтранспортом. Но как бы трудно ни было, наша ветслужба справлялась с профилактическими мероприятиями и диагностическими исследованиями. В результате не было вспышек таких серьезных заболеваний, как чума КРС, свиней, ящур, сибирская язва, лептоспироз, листериоз.

К тому же, в то время вся ветеринарно-профилактическая работа проводилась бесплатно, теперь ветспециалист больше времени тратит на сбор денег, чем на профилактическую работу… И вообще теперь профессию нашу принизили, зарплата очень маленькая, потому молодые люди не идут работать в отрасль, да и неинтересно им это.

В те годы было 34 молочных гурта в районе, а когда они уезжали на отгонные пастбища далеко в горы, мы  выезжали к ним. Каждый специалист был закреплен за своим хозяйством, и соответственно, мы отчитывались в райкоме по всем показателям: по надоям молока, по заготовке кормов, по подготовке и проведению окотной кампании, к зимовке, к растелу и рекомендовали, какие меры необходимо принять. В те годы в районе принимали 200 тысяч ягнят, 10-15 тысяч новорожденных телят. Сколько надо было профилактической работы провести: профилактика незаразных болезней, беломышечной болезни, обработка селеном. Это сейчас один раз укол поставили и все. А тогда надо было по нескольку раз поить новорожденного  селеном. Каждый ягненок проходил 3-4 раза через руки  ветеринарных специалистов, также проводилась профилактика безоарозной болезни (поедание шерсти), поили каждого животного, разводили порошки, готовили минерально-солевые брикеты, готовили лечебно-диетические препараты для хозяйств района. Рыбий жир бочками возили для профилактики авитаминозов.    

В общем, работы было очень много, поскольку поголовье скота большое, привеса много и  падеж скота был немалый. За все это, как ни странно, отвечал ветврач, а не агроном и руководитель, которые должны обеспечить хозяйства кормами в полном объеме, а этого не было. А если кормов нет, то какая может быть профилактика? За допущенный падеж материально наказывались животноводы и зооветспециалисты. Очень строго было в то время. За малейшие нарушения нас вызывали на заседание бюро райкома, исполкома, жесткую проверку проводил народный контроль.

– Были  ли у Вас случаи чрезвычайных ситуаций за  годы работы?

– Да. За время моей работы в результате бруцеллеза в Нижнем Торее было ликвидировано 3 молочных гурта, выявлялось заболевание и среди индивидуального поголовья с. Нижний Торей, Шартыкей, Тохой. Потом бруцеллез выявился на МТФ  Зарубино. И только благодаря вакцинации, ежемесячному взятию крови, весь скот был оздоровлен. Также в 1989 году регистрировался туберкулез крупного рогатого скота в ГПЗ «Боргойский», где также сдали полностью молочный гурт. В  совхозе «Боцинский»  регистрировался у лошадей сап, пришлось уничтожить весь табун, постоянно проявляется среди КРС  эмкар, большой ущерб животноводству наносила чесотка, так как не было эффективных препаратов для лечения, единственным способом лечения и профилактики была купка овец. С 1991 года  начали применять очень эффективные препараты в виде инъекций.

А вообще от эпидемии, надо сказать, не застрахован никто. К примеру, еще в далекие советские времена у нас регистрировалась сибирская язва, захоронения ее не определены, потому никто не застрахован от вспышки заболевания. Например, в случае наводнений инфекция может всплыть наверх,  потому постоянно проводится вакцинация скота.

– И все-таки возможно  уберечь скот от инфекции?

– Да. Любой руководитель обязан охранять свое хозяйство, ферму от заноса инфекции.  Согласно ветеринарно-санитарным правилам,  ферма должна быть огорожена, чтобы в ней были все необходимые  ветеринарно–санитарные объекты, при закупе и вывозе скота иметь ветеринарно-сопроводительные документы, соблюдать условия карантина, сообщать в ветслужбу о всех случаях внезапной гибели и падежа животных. Еще одним важнейшим фактором является отсутствие типовых скотомогильников, их в районе  никогда не было, т.к. денег на них не выделялось. У нас в районе нет типовых скотомогильников, ездим, проверяем, пишем предписания, наказываем глав поселений, а вопрос не решается, т.к. все упирается в финансы.

Вообще надо сказать, что за последние годы поголовье сельскохозяйственных животных в сельском хозяйстве  республики снизилось в общественном стаде, а индивидуальном возросло. Но проблем от этого меньше не стало.  Как известно, в республике, в нашем районе разработана программа развития личных подсобных хозяйств. Как можно увеличить производство животноводческой продукции, не имея нормального ветеринарного благополучия. При этом еще надо учитывать и то, что наш район приграничный с «грозным», в ветеринарном понимании этого слова, соседом Монголией. К сожалению, до последнего времени в районе продолжают регистрироваться инфекционные заболевания. А чтобы они не получили широкого распространения, каждый владелец обязан согласно закону РФ «О ветеринарии» предоставлять свой скот для иммунизации, обработок. В противном случае, скот, не прошедший диагностические исследования, иммунизацию, убою не подлежит и ветеринарно-сопроводительные документы на него не выдаются. Не важно, к какой форме собственности относится хозяйство, ветслужба должна проводить весь комплекс ветеринарно–профилактических мероприятий, чтобы обеспечить эпизоотическое благополучие животноводства.

В общем, за 40 лет работы было все. Тогда я знала  в лицо всех чабанов, скотников, теперь нас многие и не знают, потому что мы редкие гости на животноводческих стоянках.  В те годы ветеринарной службой районов руководил ветеринарный отдел, во главе которого стояли профессионалы своего дела Г.А. Угрюмов, В.П. Левченко, А.Я. Соколов. Они осуществляли методическую помощь, разрабатывали мероприятия по ликвидации профилактики инфекционных заболеваний, выезжали по первому сигналу на места и, конечно, спрашивали с главных ветврачей района по всей строгости. Позже ветотдел был переименован в Управление ветеринарии, возглавил который В.В. Смолин.

Еще хотелось бы добавить, что у нас в те годы, кроме всех существующих проблем,  была и  проблема с обеспечением ветучастков и ветпунктов транспортом, добирались до животноводческих точек всячески. И эта проблема существует по сей день. Возможно, потому я тогда сама научилась управлять машиной, и, кстати, была первой женщиной-водителем. Ездила по всему району, не боялась крутых поворотов, это сейчас едем в местности Капитанка по дороге в Большой Нарын, думаю, как это я ездила тогда… Сейчас почему-то страшновато становится….

Вот так прошла моя трудовая деятельность. Когда наступил мой пенсионный возраст, мне предложили освободить занимаемую должность и пойти работать заместителем начальника ветстанции, так как сменилось руководство Управления ветеринарии. И это было для меня неожиданным ударом, ведь я даже не думала об этом, не собиралась уходить с этого поста, поскольку безупречно выполняла свои должностные обязанности. С момента моего ухода с должности, за 6 лет уже  сменилось  4 главных ветврача, что свидетельствует о неумении руководства дорожить кадрами и заниматься их подбором.

И так, с болью в сердце, под давлением мне пришлось написать  заявление по собственному желанию. После этого меня пригласили работать во вновь созданную Федеральную службу «Управление Россельхозадзора по РБ», где  я работаю по сей день в должности госинспектора в своем районе, осуществляю надзор и контроль за всеми сельскохозяйственными предприятиями, независимо от форм собственности, по соблюдению ветеринарного законодательства, провожу плановые и внеплановые контрольно-надзорные мероприятия по району. Вместе со мной работает водителем мой муж Виктор Иннокентьевич, который помогает мне во всем.

– Теперь Вы, вероятно, невольно сравнивая годы работы с сегодняшним днем, испытываете обиду за, так сказать, «нашу державу»?

– Да, конечно. Раньше в районе было 25 общественных хозяйств, 34 молочных гурта, а сейчас всего 2. Вот как за 40 лет все изменилось, в каждом хозяйстве разбазарили фермы, гурты, отары, технику… Больно смотреть, как умирает сельское хозяйство, заброшенные фермы с зияющими  окнами, провалившейся крышей. Сегодня в районе числится 10 тысяч коров по району, а закупа молока нет, собственной молочной продукции в районе почти нет, единственный действующий модуль работает на базе маслозавода, которому  поставляет молоко СПК «Баян». Наш известный далеко за пределами республики животноводческий район сдал свои позиции, потому что люди не соглашаются работать в сельском хозяйстве. Сравнивая советское время с днем сегодняшним, становится обидно за наших уважаемых ветеранов, они трудились изо дня в день, наращивая темпы производства. К примеру, какая мощная птицефабрика была в районе, гремела она на всю республику, мясо и яйцо птицы бесперебойно поставлялось в торговую сеть. Там работали замечательные  ветспециалист Г.Д. Хлебникова и С.Б. Галсанова.

– Лидия Васильевна, а по Вашим стопам пошли дети?

– Да. Дочь и старший сын получили специальность по ветеринарии, но не работают: не престижная работа. Раньше ветврач на селе был уважаемым человеком, все бежали к нему... Сейчас никто не хочет поступать на ветеринарный факультет, хотя их берут на бюджет... Младший сын  во время учебы в медколледже был призван в армию.

…Вот так в неторопливой беседе перед глазами промелькнула буквально целая эпоха… Хозяйка вышла проводить за ворота. Уют, цветы в ограде дома. «Этому дому 40 лет уже, – заметила Лидия Васильевна, – так и живем… Строили много: производственные помещения и жилье для специалистов, но себе нельзя было позволить, первый секретарь райкома В.А. Иванов строго держал на контроле этот вопрос…»

Размышляя по дороге о трудовой деятельности этой строгой, деловой и умной женщины и в то же время приятной собеседницы, невольно подумалось, что она ковала свое счастье упорным трудом, не боясь посмотреть правде в глаза. И ее труд был оценен по достоинству  государством. За большой вклад в повышение сохранности поголовья скота, обеспечение стойкого эпизоотического благополучия в районе в 1995 году Лидии Васильевне присвоено звание «Заслуженный работник агропромышленного комплекса РБ». По итогам работы в 2000 году – звание «Лучший главный ветеринарный врач РБ» с вручением диплома, в 2004 за добросовестный труд вручена Почетная грамота министерства сельского хозяйства Российской Федерации. Думается, что и сегодня она не останется без внимания, так как повод для этого более чем достаточный: 40 лет трудовой деятельности и День работников сельского хозяйства. И мы от души поздравляем Лидию Васильевну с этой датой. Оставайтесь всегда такой же прямолинейной, несгибаемой и счастливой, любимой и любящей! Пусть и через годы о Вас по-прежнему говорят: «Коня на скаку остановит, в горящую избу войдет!»

Таисия Пашинская.

Комментарии