Главная Общество Надежда умирает последней...
26.10.2011
Просмотров: 1367, комментариев: 0

Надежда умирает последней...

Надежда умирает последней...

Еще совсем недавно поселок городского типа Джида буквально отвоевывал статус сельского поселения, чтобы иметь равные с сельчанами условия. Сегодня этот вопрос, вероятно, уже решится беспрепятственно, поскольку «городская» жизнь здесь постепенно угасает. Что ж, сельчане всегда считались крепким народом, умеющим выживать в любых условиях. О жизни поселения мы попросили рассказать главу ПГТ «Джида» Геннадия Леонидовича Шман.

– Геннадий Леонидович, насколько уменьшилась численность населения в Джиде? Какие проблемы возникли в связи с выводом воинских частей?

– На территории поселения сегодня проживает 2300 человек, по гарнизону – 750, включая зенитно-ракетную бригаду и те две маленькие части, которые до 1 декабря должны уйти отсюда, ну и плюс категория военных пенсионеров, которые ожидают квартиры. В общем, ориентировочно чуть более 3 тысяч. Пустующих квартир в ДОСах – в пределах 600.

– Охраняются ли они?

– Да. Под руководством командира зенитно-ракетной бригады осуществляется патрулирование и контроль служебной зоны, они контролируют жилую зону, ведут патрулирование в ночное время, поддерживают пропускной режим на КПП. В целом обстановка контролируемая. Температурный режим в домах отличный, есть и горячая вода, и отопление. Но половина энергии уходит впустую. Да, надежды на сохранение поселка были. Когда весной начался весь этот ажиотаж, части уходили, нам был обещан какой-то автобат с Гусиноозерска. Однако министр обороны РФ решение на передислокацию не утвердил. Нашему президенту предложено решить вопрос о приеме жилого фонда и объектов инфраструктуры гарнизона Джида в муниципальную собственность. До 1 декабря от нас уходят «Тропики» и связисты. Проблема с собственностью повисла в воздухе… Что касается этих объектов, они не имеют правоустанавливающих документов. Перечень там огромный: 80-ти, 70-, 24-квартирные жилые дома, 2 общежития, сети КНС, КПП, теплоснабжение, водоснабжение, детский сад. Все планируется передавать в муниципальную собственность. Это наша последняя зима с военными. Если бригады уходят, соответственно, министерство обороны ни копейки выделять не будет на отопление, а мазута нужно столько, что осилить это для нас нереально, т.к. это 3 наших бюджета. Они как всегда скажут «консервируем», хотя общая стоимость там – 20 миллиардов рублей. Такой же опыт был в Читинской области, там все разграбили. В общем, вопросов много.

– Какая же проблема для поселения на сегодня основная?

– Остро стоит вопрос безработицы. Продолжается сокращение в «Тропиках», так называется воинская часть на аэродроме, где работали наши гражданские. Первую часть переводят в Улан-Удэ, вторая часть уходит в Шаго Челябинской области. Мероприятия, которые начались с прошлого года, продолжаются, т.е. люди оформляются через Центр занятости. На сегодня у нас человек 500-600 безработных.

– Планируете создавать новые рабочие места?

– Да. Конечно. Правительство выделило очень большие деньги на выравнивание этой ситуации, на поддержку безработицы. Кто-то будет заниматься сельхозпроизводством, ИП Найданова – изготовлением полуфабрикатов, ИП Олифер – разведением скота. Требования, правда, очень жесткие. Но пока люди в надежде, будет открыт цех по изготовлению евроокон, планируем открытие КБО в здании старой больницы. Наши люди защищались на районной комиссии и на уровне республики. Через ЦЗН некоторые получили по 58 тысяч, кто-то получил 117 тысяч на развитие. Это было весной. Сейчас произошли некоторые изменения. Но если эта программа сработает, будет охвачен большой процент безработных граждан. Также очень большая надежда у населения на открытие площадок по перевозке угля. Теперь мы невольно вспоминаем хорошие времена, был у нас хороший райтоп, начальником этого объекта был Островский, работа шла полным ходом. Но получилось так, что объект был выставлен на аукцион на банкротство, хотя нам было обещано, что он сохранится. Его выкупила городская фирма ООО «Энергия», которая планирует завоз угля с Монголии и его переработку. А параллельно администрация района отвела 7 тысяч га земли за райтопом. Видимо, хотят открывать предприятие, чтобы вести аналогичную работу. А там предусмотрены рабочие места, потому мы живем надеждами. Если дело пойдет, обеспечим людей углем. В общем, стараемся выдерживать середину, чтобы резких перепадов не было…

Еще один вариант – работа в сельскохозяйственном секторе. В Селенгинском районе на подсобное хозяйство требуются люди дояры, пастухи. Пока двоих туда отвез, еще два человека требуется. Съездил, посмотрел, им нравится.

– И все-таки в лучшем положении, вероятно, находятся те, кто содержит свой скот? Ведь это самый надежный «кусок хлеба»… Решилась ли в Джиде проблема покосов?

– Да, еще до недавнего времени в Джиде была проблема – отсутствие покосов. В этом году мы заключили договора с Селенгинским районом на 5 лет. Проблему закрыли полностью, индивидуального скота в поселении – в пределах 400 голов, есть 3 КФХ. В этом году люди остались довольны, так как накосили сена.

– Физкультурно-оздоровительный комплекс работает?

– Да. Но средства как не выделялись, так и не выделяются. Мы самостоятельно укрепили материальную базу, вот недавно я закупил снаряды и коньки. Что будет дальше, трудно сказать. Наш район – социальный. Чем в деревнях заниматься? Вопросов, конечно, много. К примеру, отделение вневедомственной охраны ликвидировано, в поселковом отделении милиции сокращены штаты. Хотя мы пытаемся исполнять все федеральные программы и законы. В частности, по реализации винно-водочной продукции, комендантскому часу. Факты, конечно, есть. Но у нас нет таких полномочий... А в целом ситуация в поселке регулируемая.

– И остается пожелать вам долготерпения. Геннадий Леонидович, вероятно, есть проблемы и в школе: отток лучших учеников и кадров?

– Да. В школе на сегодня обучается 400 детей (было 700 в прошлом году), есть тенденция к снижению учащихся. Была проблема кадров, но на сегодня ее закрыли. Как и во всех образовательных учреждениях, в нашей школе проходит модернизация образования. Мы всячески поддерживаем их: ведем совместную работу в плане ДНД, посещаем малоимущие семьи, выступаем спонсорами в проведении мероприятий, оказываем содействие участия в районных соревнованиях, укрепили материальную базу. А вообще пытаемся расширять платные услуги, поскольку на следующий год, вероятно, будем сидеть на дотации. Ну а в целом перспектива есть, предшкола работает. Вечерняя школа отремонтирована. Механизм, который я отработал лет 10 назад, мы продолжаем и нарабатываем. Правда, хотелось бы лучшего. Дело в том, что вневедомственной охраны нет, помещение пустует. Считаю, что это недоработка администрации района, в первую очередь, комитета по имуществу. Я предлагал с самого начала перевести вечернюю школу в пустующее здание ОВО. Дело в том, что школа у нас без отопления. А там все приспособлено и ремонта не надо делать. Но ни району, ни управлению образования это не надо. А школа не выдерживает никаких требований.

– А что Вы можете сказать по социальной защите?

– Все федеральные программы, которые работают в России, мы выполняем. Это обеспечение жильем участников Великой Отечественной войны, совместная работа с Центром занятости, с пенсионным отделом и т.д. Сейчас, конечно, намного легче работается, чем 6-8 лет назад. За этот период удалось отработать свой механизм и укрепить материальную базу. Кстати, у нас отработана ритуальная служба, такого даже в районе нет: предоставляется автомобиль, автобус, вплоть до участия в процессе. Ну и, конечно же, стоит на контроле у всех строительство новой больницы, строящейся по федеральной программе. Объект называется «поликлиника врача общего пользования». Новое построенное здание большое, рассчитанно на то население, которое было вместе с военными, это 5 тысяч. В любом случае лишней она не будет. Главное чтобы были специалисты, чтобы было кому работать в ней. К сожалению, стоят вопросы по сокращению скорой помощи. Правда, пока это уровень разговоров. Надеемся, что этот вопрос решится. Если скорую помощь уберут, то у нас 3 села полностью «оголятся»: Джида, Дырестуй, Зарубино. Большинство поселений не имеет скорой помощи. Строительство больницы было начато в прошлом году, освоено 3 миллиона рублей, а всего сметная стоимость больницы составляет 12 миллионов рублей.

– В рамках модернизации здравоохранения оснащение предусмотрено?

– Вопросы по приобретению мебели и медицинского оборудования есть… Валерий Дашиевич Бадмацыренов, главный врач больницы, говорит, что оборудование ожидается не в полном объеме. Еще один нюанс: из Джиды уехали сильные специалисты: терапевт, педиатр, на приемах сидят фельдшера. Думаю, штат будет пересматриваться в зависимости от условий, от возможностей больницы.

Безусловно, мы побывали на строящемся объекте. На день нашего приезда здесь полным ходом шли работы. Красивое, просторное, выполненное в современном стиле «евро» здание. Новую больницу планируется сдать к 1 ноября. Работу ведет бригада строителей-отделочников Г.К. Иманова, выигравшая тендер. На сегодня здесь трудятся три бригады. Но, думается, что и к 1 декабря навряд ли они сдадут объект: работы еще очень много.

Вот так, в ожидании каких-то перемен живет ПГТ «Джида». Хорошо, конечно, что люди не отчаялись (правда, сильно разозлились), быть может, благодаря тому, что глава сумел убедить сельчан в перспективе развития села, внедрении приоритетных направлений. Что ж, надежда умирает последней.

Таисия Пашинская.

Комментарии

Архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30