20.05.2020
Просмотров: 1369, комментариев: 0

Наш героический Дед – достойный пример для нас и будущих поколений

Все дальше и дальше уходят суровые годы Великой Отечественной войны. И с каждым годом все меньше остается живых свидетелей тех грозных событий прошедшего столетия. Они, наши герои, завоевавшие для нас мирное небо ценой своей жизни и здоровья, ушли в бессмертие. А с  приближением большой даты – 75-летие Великой Победы – их родные лица вновь всплывают в нашей памяти, и вновь звучат их голоса. Мы гордимся, что являемся потомками легендарных защитников Отечества!

Я родилась в далекое послевоенное время и до сих пор помню этот период жизни, картины, образы и запахи. Много покалеченных войной мужчин. У некоторых не было рук, пустые рукава были заправлены в карманы пиджаков. У некоторых на глазах черные повязки. У фронтовиков без ног – деревянные колодки, грубо привязанные к культе кожаными ремнями, а то и на самодельной тележке раскатывали по улицам. Все поголовно курили. На обрывок газеты  насыпали махорку, скручивали в цигарку, склеивали слюной и курили. Махорочный дух стоял в воздухе везде: в клубе, в автобусе, в столовой…  Именно этот запах остался в моей памяти как символ послевоенных лет. В школе перед нами часто выступали ветераны войны, а мы пели им  патриотическими песни, рассказывали стихи. Казалось, так будет всегда, вечно. Они умели хорошо воевать, но рассказчиками отменными не были, не задевали детские души. С годами эти рассказы о войне становились все ближе и реальнее, интереснее.

И уже во взрослой, осознанной жизни, мне представилась возможность  послушать рассказы о реальных событиях на войне. Отец моего мужа – Даши Баяндаевич Будаев – был ветераном Великой Отечественной войны. Конечно, я слышала урывками о боевых подвигах нашего Деда, мы все так звали его. Но хотелось услышать именно от него, как говорится из первых уст, воспоминания о войне, но, как это бывает обычно, времени не было: дети маленькие, семья, работа.… Такой момент наступил при печальных обстоятельствах. Смерть разлучила его с горячо любимой женой Галиной Жигжитовной. Мы забрали его к себе. Я тогда еще работала. Вечером все вместе ужинали, а потом я просила рассказать его о войне. Почти каждый вечер Дед уходил в воспоминания, в далекое для нас прошлое. Он во мне нашел благодарного слушателя. Затаив дыхание, я внимала его рассказам, часто задавала вопросы о его переживаниях, о тяготах войны, о которых обычно не пишут в книгах, газетах. Всерьез собирались написать мемуары о фронтовых перипетиях. Но, увы … не суждено мне было писать под диктовку Деда о пережитых годах. В возрасте 90 лет его не стало. Пишу уже из своих воспоминаний, воспоминаний детей и внуков, кому посчастливилось услышать его рассказы о войне, а также из его оставшихся документов.

Наш Дед, Будаев Даши Баяндаевич,  родился в 1923 году в селе Алцак Джидинского района. Когда началась Великая Отечественная война юный Даши, как и многие молодые люди, комсомольцы, откликнулся на набатный призыв Родины и добровольно пошел в ряды Красной Армии. После интенсивного обучения в школе воздушных десантников на Дальнем Востоке в Хабаровске курсанты влились в сибирские дивизии, направляемые в самое пекло войны на защиту Сталинграда. Вскоре в числе 26 бойцов был дислоцирован далеко в тыл врага под Воронеж. По воспоминаниям Даши Баяндаевича, прыгали ночью с парашютами под обстрелом фашистов. Задачи перед ними сбыли не из легких: минировать дороги, уничтожать боеприпасы, спускать под откосы эшелоны с немецкими солдатами, чтобы их как можно меньше прошло к Сталинграду.

В 1942 году вышел приказ Верховного Главнокомандующего И.В.Сталина: «Ни шагу назад!». В те же дни снайпер Зайцев бросил знаменитый призыв: «За Волгой для нас нет земли, отступать некуда, за нами – Родина!» Линия обороны Сталинграда была растянута на сотни километров. В битве с нашей стороны участвовало более миллиона человек. Шли жесточайшие бои, бились за каждую улицу, за каждый дом. Погибли сотни тысяч советских солдат и офицеров. А потери немецко-фашистских войск превысили полтора миллиона человек, в плен были взяты сотни тысяч вражеских солдат и офицеров, в том числе фельдмаршал Паулюс.

Это были одни из самых тяжелых дней войны. За короткое время мобильный отряд сумел уничтожить три эшелона немцев с оружием и боеприпасами. Линия фронта часто менялась, и бойцам в тылу врага было очень нелегко. Теряя боевых друзей, прорываясь сквозь вражеские линии, группа медленно пробиралась к своим, но попала в окружение. Даши был ранен, ребята оказались в плену. Именно тогда он был признан пропавшим без вести. Родные получили похоронку: «Будаев Даши Баяндаевич погиб 15 августа 1942 года, похоронен в Сталинградской области, в хуторе Лаговском».

Девять месяцев Будаев провел в плену в концлагере под городом Лида в Белоруссии. По воспоминаниям Даши Баяндаевича, поздней осенью часть людей из этого лагеря погнали в крупный концлагерь. Шли полураздетые, голодные, не кормили совсем. С большой благодарностью вспоминал белорусов, которые жалели военнопленных и бросали им хлеб. Этим и держались. Однажды он поймал корочку от свиного сала. Он рассказывал, с каким наслаждением сосал эту корочку! При этих словах я плакала от жалости. На ночлег обычно останавливали людей у воды, оцепляли, пленные могли попить воды.

 Но однажды на ночь их загнали в сарай, где в углу лежало в тюках сено. Все сидели понурые, обреченные, но Даши не покидала мысль о побеге. Сложившиеся обстоятельства подтолкнули на мысль о возможности побега. Он еще с тремя ребятами зарылись глубоко между тюками сена и затаились до утра. Утром немцы вывели людей, дали автоматную очередь по тюкам сена и ушли. Ребята не шевелились, осторожничали, пролежали весь день, только когда стемнело, они сделали подкоп. Пришлось прятаться в лесу, шли только ночью, порою приходилось ползти по топкому болоту. Несколько дней добирались до своих. На вопрос, как ему удалось осуществить такой дерзкий побег, обычно отвечал: « Ну, удалось. Наверное, в рубашке родился».

Суровая военная действительность неумолима. После унизительных допросов и разбирательств в особом отделе, Даши отправили в штрафной батальон. Бойцов штрафбата обычно бросали на самые опасные участки фронта, отступать было бесполезно, сзади с пулеметами ожидали заградотряды. Самое тяжелое было то, что бойцам не выдавали оружия, должны были добыть в бою. Будаев в первом же рукопашном бою добыл оружие. В составе штрафбата участвовал в трех жесточайших боях. Последняя схватка была особенно кровопролитной, Даши был ранен, осколком его ранило в живот. Полученное ранение, по тогдашним законам войны, считалось искуплением кровью вины перед Родиной.

То ли молодость взяла свое, то ли велика была жажда мести, но за месяц в госпитале Даши полностью восстановил свои силы и в составе 310-го артиллерийского полка 149-й стрелковой дивизии был отправлен на прорыв Ленинградской блокады. Ставка Верховного Главнокомандующего перед бойцами поставила задачу: в районе шлиссенбургско-синявинского выступа восстановить сухопутные коммуникации города на Неве со страной. В январе 1943 года блокада Ленинграда была прорвана и между Ладожским озером и линией фронта образовался коридор в несколько километров, по которому артиллеристы, среди них и Даши Будаев, сопровождали грузовые машины: в город с продуктами, а обратно вывозили истощенных блокадой людей, в первую очередь детей.

Отступая, немцы планировали сделать из великой реки Днепр часть оборонительной линии «Восточный вал». По их расчетам, это позволило бы остановить Красную армию. С другой стороны, советские войска стремились как можно быстрее форсировать Днепр, до того, как немцы успеют закрепиться там. Даши участвовал в форсировании Днепра. По его словам, лучше бы встретиться с врагом лицом к лицу на суше, чем в воде. Реку шириной в 800 и более метров нужно было переплыть, используя любые плавсредства, в этом случае это были наспех перевязанные бревна. Под жесточайшим огнем врага, неся большие потери, наши войска справились с поставленной задачей. Даши Баяндаевич вспоминал, было очень тяжело, плавать не умел, из последних сил достиг противоположного берега. Долго не мог подняться на берег, он был скользкий и крутой, много раз скатывался обратно в реку. Уже силы были на исходе, но его подхватили сильные руки товарищей и вынесли на берег. Битва за Днепр стала одним из крупнейших сражений в мировой истории. За форсирование Днепра и за героизм в освобождении города Кременчуг Даши Баяндаевич награжден Орденом Отечественной войны 1 степени.

Судьба еще раз испытывает его под Ржевом, когда он получил задание привести «языка». С тремя молодыми новобранцами, дождавшись темноты, успешно преодолев передовую линию фашистов, он пробрался к вражеской комендатуре. Луч прожектора метр за метром обшаривал всю местность. Даши с одним товарищем, улучив момент, перепрыгнули через забор и спрятались в маленьком сарае около стены. Сюда луч прожектора не доходил. Через некоторое время из здания комендатуры вышел высокий офицер в накинутой на плечи шинели. Даши в точном броске оглушил немца прикладом и оттащил к сараю. Автоматическая аккуратность немецкого прожектора позволила разведчикам точно просчитать все движения – вот уже два оставшихся ждать бойца связывают руки немцу, затыкают рот кляпом.

Обратная дорога с драгоценным попутчиком была долгой: всю ночь они шли, день пришлось пересидеть в роще недалеко от дороги. В начале пути немец ни в какую не хотел идти, Даши пришлось перевязать острие ножа тряпицей, оставив кончик, вот им он и периодически подталкивал немца сзади, тот вынужден был идти. Только на следующую ночь, отшагав по вражеской территории около двадцати километров, они дошли до части. Сдав немца, они пошли отдыхать, вдруг Будаева зовут к командиру. Тот кричит на него, кого, мол, привел, немец еле живой, весь в крови сзади, если к утру он не очухается, отдам под трибунал. Ночь прошла в переживаниях, но утром его вызвали и сообщили, что «язык» оказался важной птицей, к тому же разговорчивой, и через четыре дня Даши Будаев получил Орден Славы Ш степени от самого командира дивизии.

В конце января 1944 года полк, в котором служил Даши, вошел в состав Первого Белорусского фронта под командованием Маршала Советского Союза Г.К.Жукова. Началось наступление на главном – берлинском направлении. Противник готовился к активной обороне. Варшава – первая из европейских столиц, оказавшая вооруженное сопротивление гитлеровским захватчикам и не сложившая оружия до конца оккупации, - была превращена фашистами в мощный узел сопротивления.

Командир батареи Даши Будаев, в составе 310-го артполка освобождал юг Польши. Вскоре военные действия были перенесены в центральные районы фашистской Германии. Тяжелое ранение настигло Даши в Восточной Пруссии, в 70-ти километрах от Берлина. За проявленный героизм во взятии важнейших плацдармов врага в Польше и Восточной Пруссии он был награжден Орденом Красной Звезды.

После излечения в госпитале в Варшаве Даши еще до февраля 1946 года прослужил в составе советских оккупационных войск в Германии. Только после этого демобилизовался и вернулся домой.

Кроме орденов - ордена Отечественной войны 1 степени, ордена Славы Ш степени, Ордена Красной Звезды – его грудь украшали медали: «За оборону Сталинграда», «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией», «За взятие Польши», «За освобождение Варшавы».

Я спрашивала у Деда, было ли страшно на войне, он отвечал, что каждый день, каждую минуту был на краю жизни и смерти, поэтому чувство страха немного притуплялось, но жить хотелось всегда. Особенно жестоким и угнетающим был воздушный налет, когда земля кипела от сбрасываемых бомб и обстрелов с воздуха, казалось спрятаться некуда. Это было ужасно. Интересно то, что Дед никогда не пил наркомовских сто грамм и не курил. И в мирное время тоже.

В первые годы после войны Даши Баяндаевич трудился в родном селе Алцак Джидинского района, начинал работать счетоводом, затем поступил на агрономический факультет Бурятского сельскохозяйственного института, который закончил с отличием. Будучи на войне, вступил в партию, поэтому это был ученый - агроном с выдающимися организаторскими способностями, который вскоре был выдвинут на руководящую должность. Закончив Высшую партийную школу, долгое время трудился на посту секретаря Джидинского райкома КПСС, работал председателем Окинского райисполкома, руководил колхозом «Мир» Джидинского района. Под его руководством из отстающих колхоз вышел в передовики. Даже будучи уже на пенсии, Даши Баяндаевич работал председателем сельсовета. За добросовестный труд ему было присвоено  звание «Ветеран труда», к боевым орденам и медалям прибавились медали и грамоты мирного трудового времени.

Всю свою послевоенную жизнь Даши Баяндаевич ходил на встречи с молодежью, рассказывал о войне. Счастье не обошло стороной бывшего воина, ветерана войны и труда: со своей супругой Галиной Жигжитовной прожили в счастливом браке 55 лет, вырастили пятерых детей, дождались внуков и даже правнуков. Отмечая ежегодно День Победы, мы все собираемся и чтим добрую память нашего героического Деда. Он всегда был и будет достойным  примером для нас, нынешних и будущих поколений БУДАЕВЫХ!

 

Наталья Будаева.

 

Комментарии