22.03.2015
Просмотров: 995, комментариев: 0

Память хранит их имена

Джидинский район 70-летие Великой Победы

Совсем скоро наша страна будет отмечать  большую и самую значимую дату – 70-летие Великой Победы над фашистской Германией. Все ближе этот майский день и все отчетливее перед глазами лица фронтовиков, все чаще всплывают воспоминания о них и не дают покоя мысли о том, что мы так редко просили их рассказать о фронтовых дорогах. А они так мало и очень скупо говорили о войне. Они ушли и унесли с собой воспоминания о страшных кровопролитных боях.

Попробую воспроизвести в памяти встречи с ветераном. В 80-е годы  я работал  инспектором ГАИ (сейчас – ГИБДД). Мы с напарником возвращались с рейда, отрабатывали верхний куст, это села Большой Нарын, Армак, Алцак.  На Торейском лугу я увидел, что навстречу нам движутся два трактора МТЗ с тележками, мы остановили их, попросили представить документы на транспорт, на управление им и на груз, что они везли. Одного из водителей я знал, это был мой родственник Куприян Семенович Бекетов, вторым трактором управлял Филипп Михайлович Тугаринов. Транспорт у них был в исправном состоянии, и мы пожелали им счастливого пути, вернув документы.

Я спросил о здоровье родственников у Куприяна Семеновича, и мы поехали в сторону райцентра. Тогда, конечно, я и не мог представить себе, что через много лет буду писать статью о  Филиппе Михайловиче Тугаринове. Их обоих нет, ни Куприяна Бекетова, ни Филиппа Тугаринова. Они умерли. Они были здоровыми мужиками, крепкими хозяйственниками, уверенными в себе, гордо идущими по жизни казаками.

Когда началась Великая Отечественная, Филипп Тугаринов был молодым парнем призывного возраста. Шел 1944 год. В поезде на западном направлении ехали новобранцы, это забайкальцы ехали на фронт. Кто-то молча смотрел на поле и леса, которые оставались позади поезда, кто-то читал первую попавшуюся в руки газету, кто-то разговаривал, вспоминая что-то, и потом громко смеялся. Но у всех в глазах была тоска от мысли о том, что ожидает их впереди, и вернутся ли они домой или вместо них родные получат треугольный конверт с адресом полевой почты. Поезд мчал их на запад, из окон они видели разоренные города и села, около железнодорожных путей стояли женщины, дети, старики и махали приветливо руками и платками.

К месту назначения прибыли ночью, быстро разгрузили вагоны, на окраине города сделали привал. Но недолго стояла тишина. Начались бои, а это был сплошной ад: горело все, что только могло гореть, небо покрылось дымом и сажей, солнца почти не видно было. Воинское подразделение, в котором служил Филипп Тугаринов, проходило буквально по метрам, освобождая землю от фашистских  захватчиков. Было очень много убитых и раненых. Полк, в котором прибыл  Филипп Михайлович, сильно поредел. Прибывали эшелоны, привозили новобранцев, приходила новая техника, и шли опять вперед. За время фронтовой жизни наш земляк многое повидал,  выносил с поля боя раненых и доставлял в санчасть, обеды разносил по ротам. Сколько дней и ночей продолжалась  война, никто уж и не помнил, все перемешалось в голове от бесконечного грохота орудий, взрыва снарядов и разрывавшихся мин, гула танков и машин. Казалось, это уже не кончится никогда.

Но непривычная тишина наступила. Было слышно только ржание коней и порой крепкое русское выражение, а точнее, нецензурная брань. Потом было несколько дней ожидания. Помылись в полевых условиях, постирались.   Наконец, долгожданное объявление о прекращении военных действий. Общее построение, вручение наград: ордена и медали засверкали на груди у фронтовиков. Погрузка в эшелон. Никто не знал, куда их везут. В одну из ночей – разгрузка эшелона на какой-то станции. Утром узнали, что это станция Борзя Читинской области. Прозвучал приказ готовиться к боевым действиям. Оказалось, что японцы захватили Маньчжурию, часть Монголии и нарушили государственную границу Советского Союза. Вот так долгих шесть лет Филипп Михайлович защищал свою Родину. 

И только в 1951 году он демобилизовался, приехал домой, в родную деревню  Хулдат, женился. Трудился  в колхозе, занимался домашним хозяйством. Не жаловался на здоровье Филипп Михайлович, но сердце его болело от фронтовых ран.

Каждое утро он выезжал в поле на тракторе, а вечером возвращался домой. А однажды задержался. Уже стемнело, а его все не было. Жена его Мария Ивановна прибежала к соседу Владимиру Даниловичу с просьбой съездить в поле: «Уже стемнело, а его нет. Да и собак нет, наверное, с ним что-то случилось». Но ехать в темноте на мотоцикле сосед отказался. А утром они нашли Филиппа Михайловича в нескольких километрах от Хулдата. Он  лежал недалеко от трактора. Рядом с ним сидели его собаки Стрелка и Жучка, жалобно подвывали, глядя на хозяина. Филипп глядел на небо и уже ничего не видел, он был мертв. Ворот его рубашки был разорван, пуговицы лежали рядом. Сердце фронтовика остановилось. Он не прожил и 40 лет. У него остались жена Мария, сын Михаил, дочь Надежда. Пролетели годы, в семье Тугариновых народились внуки. О фронтовике, участнике боевых действий, напоминают бережно хранящиеся медали и старые, пожелтевшие от времени, фотографии.

Я написал несколько статей о фронтовиках района. Их давно уже нет. Но они были и останутся в сердцах родственников и односельчан. Вечная им память!

Г. Балалаев, внешт. корр.

Комментарии