11.11.2020
Просмотров: 233, комментариев: 0

Все это – до боли родное…!

Осень закружила листопадом, последняя стая журавлей, курлыча, пролетела совсем низко и приземлилась на пригорке. Стоя возле старенькой калитки, я смотрю им вслед, а перед глазами всплывают лица давно  ушедших в мир иной родных и близких. Когда-то мы все любили это золотое время года, приносящее богатый урожай и достаток жителям знаменитого хозяйства. Нынешняя картина нашего села – это боль души, которая не дает покоя.

Я родился в селе Боргой, сейчас он называется Белоозерском. Нас,  коренных жителей, осталось мало. Кто-то выехал за пределы района в поисках другой жизни, многих нет, он ушли в мир иной. Нынешнее молодое поколение теперь, быть может, и не знает, что был в нашем районе гремевший на всю страну  совхоз «Боргойский».

Хозяйство славилось своими показателями по производству сельскохозяйственной продукции. Народ жил дружный, люди трудились от зари до зари в горячую пору, создавали семьи,  в которых рождались дети. Боргой жил полнокровной жизнью: работа кипела, с каждым годом увеличивалось поголовье скота, обновлялся транспортный  парк, появились трактора, комбайны,  автомобили, увеличивались посевные площади, сенокосные угодья. Все это  я помню с детства.

А сейчас нам, людям советского времени, давно за семьдесят. Мы хорошо помним то время, когда на столе не хватало хлеба, душистого степного, и чай был у нас особенный. Как-то, собравшись вместе, мы вспоминали  свое детство, молодые годы, рассказы очевидцев. На всю жизнь я запомнил тот случай, когда моя мама,  кое-как насобирав муки, постряпала хлеб, четыре небольших булочки, и отправила брата в Джиду. Там  было зона, которую охраняло НКВД.

Они с односельчанами подкрадывались, подкидывали хлеб заключенным,  а те нам перекидывали свои телогрейки, которые им уже были не нужны, потому что они знали, что жить им осталось немного. Зона находилась в районе нефтебазы, там, в разных бараках, жили и мужчины, и женщины. Один из них перекинул через забор и колючую проволоку телогрейку и сказал: «Носи, сынок, мне она уже не нужна».

Еще мне вспоминается рассказ моей мамы, Ефросиньи Васильевны, о том,  как собирали они колоски в поле, откапывали норы сусликов, которые готовили себе припасы на зиму. Женщины и дети собирали это зерно в небольшие мешочки, в это время  суслики истошно кричали, что их оставили без запасов. А зерноток находился в четырех километрах от села в сторону  Малого  Тасархоя. Сторожем там  был суровый мужик, настоящий садист. У него был конь для охраны и ружье одноствольное, висевшее на гвозде около двери. Увидел он, что идут женщины с подростками со стороны села Боций,  схватил ружье и начал бить по рукам женщин, догоняя их. Бил с особой жестокостью, доставалось всем.  Боялись его люди. Так получилось, что он выстрелил из ружья, а оно взорвалось у него и выбило ему глаз. С тех пор он не работал. Но женщины довольны были. Ведь они прошагали 45 километров, прошли через дабан, брод через Джиду и вернулись  ни с чем.

***

Время было суровое, от голода и холода умирали дети. Был такой случай.  В одной семье, где умерла мать, дети остались одни, старшему было  лет 12, остальные помладше возрастом. Чтобы покормить своих младших, старший брат пошел ночью к колхозному амбару, стоявшему на деревянных сваях. Паренек прокопал дырочку, и оттуда посыпалось зерно. Он набрал два кармана и маленький мешочек. А когда  вылезал оттуда, его поймал завхоз, стал избивать, а потом сдал НКВДэшникам.  Парнишку забрали и больше его никто не видел. Младшая сестренка умерла от голода, а двух старших взяли односельчане. Об этом рассказывали мне очевидцы.

Когда началась война, с «Боргойского» ушли на фронт почти все мужчины, и молодые, и среднего возраста, а также увезли  три трактора и две автомашины. В военные годы боргойцы героически трудились на полях и фермах. Но совхоз выстоял, пережил эти страшные испытания. С фронта начали возвращаться наши воины. Приехал директор совхоза  Мельников, в гимнастерке, в хромовых, начищенных до блеска, сапогах, ветврач Гизатов  Михаил Гизатович, на груди у него красовались орден боевого Красного знамени и медаль «За отвагу», он воевал на самоходной автоматической установке. 

Моя мама во время войны работала  трактористкой, кузнецом-молотобойцем, ковала подковы и сельскохозяйственную утварь. Дорогая моя мамочка Ефросинья Васильевна, трудилась всю жизнь, не зная отдыха. После совхозного производства она 18 лет отработала на заправке. Ее сестра, Елена Васильевна, работала на складах, куда приезжали работать люди со всех концов страны, трудились завхозами и управляющими.

История нашего, некогда процветающего, хозяйства хранит  великое множество  имен людей, работавших в Боргое в разное время. В своей статье я хочу назвать имена тех, кого помню, кто отдал свои силы и здоровье для процветания своего родного села, а теперь они забыты.

До войны долгое время работал директором совхоза Мельников Николай Акимович. До него был руководителем  Шубин Никита Федорович, уроженец Тункинской долины, он вложил все силы для поднятия совхоза «Боргойский»  и первым получил орден Ленина в Кремле за восстановление овцеводческого хозяйства.

В 1950-е годы в совхозе, кроме овец, КРС, коней и птиц, было развито пчеловодство и верблюжья ферма, где было 28 верблюдов. Это было замечательное время!  В совхозе стали появляться новые трактора и автомобили, прицепная техника «Сталинец». В нашем селе работали МТМ, зерноток, мельница, пекарня, строились дома для рабочих, школа, клуб. И люди работали с душой.

 Всю жизнь отработали в совхозе Токарев Сергей Георгиевич, в селе Нюгуй жила и сейчас живет, семья Елизовых: Анатолий работал механизатором, Валерий – водителем молоковоза, Георгий работал трактористом, рабочим на отаре, а в последнее время – управляющим. Тугариновы Алексей, Василий, Владимир работали в разное время строителями. Под руководством Емонакова Виктора Никандровича  за два года было построено две улицы. В лесу, в Селенгинском районе, в местности Шердырей,  находилась боргойская пилорама, там пилили лафет, доски, возили лес на трех лесовозах, пилорама не простаивала, работая без выходных. Позже в совхозе работали Зайцева Анна Владимировна, Плюснин Леонид Тимофеевич. Мой старший брат Михаил за свой труд получил медаль «За доблестный труд». Когда ему было 12 лет, он возил воду и дрова с Пыльженского ключа.

Много замечательных чабанов трудилось в совхозе. Это первый Герой социалистического труда Дабаев  Балдан со своей супругой Верой Николаевной, Поломошнов С.И.,  участник войны со своей супругой.  Приехала по зову сердца Чупошева Тамара Петровна и работала старшим чабаном, ее сыновья тоже были чабанами. Владислав Иванович и его жена Наталья Васильевна работали на маточной отаре всю жизнь, его брат Владимир Иванович   со своей супругой Екатериной Доржиевной тоже всю жизнь посвятили овцеводству. И многие-многие другие.

Замечательные механизаторы работали в совхозе.  Протасов Василий Андреевич, его сын Сергей, который позже стал работать водителем в совхозе. Андреев Александр Васильевич всегда молотил чистое, без сорняков зерно.

И водительский состав был хорошим. 60 автомашин занимались перевозкой грузов.  Среди них: Качковский А.Р., Савинов В.Д., Лямичев А.Н., Жигдоржиев А.П..  Каждый из боргойцев на своем рабочем месте вносил весомый вклад в дело процветания  совхоза. Их трудом славился Боргой, за высокие показатели совхоз был награжден орденом Ленина.

И не только сельскохозяйственное производство наращивало свои темпы. В Боргое в те годы была своя больница, роддом. Главным врачом в те годы была Протасова  Анна Георгиевна,  медицинскими работниками трудились  Короткова З.О., Крунгян Н.С., Шарапова  З.Г. В нашей больнице родилось целое поколение боргойцев, были и свои специалисты: стоматолог,  терапевт, здесь же брали все анализы. С годами нашу больницу закрыли, оставив лишь дневной стационар.  А сейчас мы  узнаем, что и он скоро будет закрыт, останется лишь фельдшерский пункт. Для нас же, пенсионеров, ветеранов труда, этот медпункт сейчас – маленькая отдушина. Мы можем там принять лечение. Неужели мы не заслужили своим трудом такое право?

Вот смотрим по телевизору, один мужчина, возрастом более  восьмидесяти лет,  кажется дагестанец,  решил съездить  в Мекку, помолиться аллаху. А там он вдруг заболел. Так наше российское правительство  отправило туда самолет с медицинским оборудованием и группу врачей. Кто он такой, что на одного человека такие средства затрачены? А наши россияне, которые кое-как до 60-ти доживут, не могут позволить себе ничего, а живут лишь теплыми воспоминаниями о былой жизни, когда они трудились от зари до зари… Теперь, глядя на эту  печальную картину, хочется сказать: «Нет такой страны больше на свете, где так вольно дышит человек!». Ведь у наших  пенсионеров даже нет возможности съездить в районный центр, чтобы купить лекарство, продукты. А если и есть маленькие возможности, то приходится отдавать эти небольшие средства внукам. Ведь хоронить-то им придется. Вот так, почешет бороду ветеран, укроется теплым одеялом и засыпает с надеждой проснуться живым.

Да, это наша горькая действительность. Как  больно смотреть на заброшенные дома с пустыми глазницами черных окон, на покосившиеся заборы, раскачивающиеся осенним ветром. Когда-то здесь жизнь била ключом!

Прощальную песню курлычут журавли. .. Но нам, старикам, еще хочется пожить, порадоваться восходу солнца над родными степями, вдыхать по утрам чистый воздух и слушать переливы волн нашей родной Джиды. Все это – до боли родное, только у нас, в нашей родной Джиде. И потому мы не хотим уезжать вслед за молодежью, за детьми, которые бегут в большие города в поисках лучшей жизни.

И у нас, боргойцев, есть еще надежда на помощь и поддержку – это наш земляк, уроженец нашего села, ныне депутат Народного Хурала РБ Сергей Георгиевич Пашинский. 

От имени всех ветеранов прошу рассмотреть вопрос о том, чтобы в селе Белоозерск сохранили дневной стационар при медпункте.  

 

Геннадий Балалаев,

внешт корр. районной газеты.

Комментарии