25.10.2019
Просмотров: 196, комментариев: 0

Гэгэтуйской школе исполнилось 135 лет!

Школа – это особый мир, пестрый, шумный, голосящий на все лады мир. Это мир, в котором вместе трудятся учителя и ученики. На протяжении многих лет Гэгэтуйская школа радушно встречает каждый раз первого сентября своих учеников. Жизнь Гэгэтуйской школы – это жизнь длиной в 135 лет. Это история сотен учителей, история тысяч мальчишек и девчонок.

 Кто же стоял у истоков зарождения школы, какие учителя работали тогда, как выглядел Гигетуй (так записано в архивных документах) как центр Сартол – Гигетуйского хошуна? На эти и другие вопросы хотелось найти ответы в фондах Государственного архива РБ. К сожалению, документальных данных не найдено. Это объясняется тем, что архивное дело только зарождалось, многие источники утеряны, к некоторым ограничен доступ из – за плохого физического состояния: записи стерты, неразборчивы.

Тем не менее, было просмотрено много материалов, касающихся темы «Народное образование» за 1906 – 1914 гг. Есть много сведений о народных училищах Верхнеудинского и Баргузинского уездов, что касается Селенгинского уезда, архивных данных о Гигетуйской школе почти нет.

В фонде 211 обнаружены «Сведения о числе учащихся за 1907 г. Селенгинского уезда». Здесь написано, что в 2 - классных сельских училищах обучалось 255 детей, их них 247 мальчиков и 8 девочек, а в 1 - классных сельских училищах – 389 детей, из них 307 мальчиков и 82 девочки.

Изучив документы за 1906 – 1914гг, можно сказать, что все народные училища каждый год сдавали подробные отчеты о своей деятельности. Кроме данных об учителях особое внимание привлекает графа «Почетный блюститель», куда записывалась фамилия того человека, на средства которого содержалась школа. Поэтому смело можно предположить, что почетным блюстителем Гигетуйской русско – монгольской одноклассной приходской школы являлся Бато Айсуев, атаман Гигетуйского казачества.

Большой находкой для меня оказалась «Ведомость с данными по обследованию инспектором Селенгинского аймачного отдела Народного образования» (составлено 1 августа 1923г). Ниже приводится такая таблица.

Гигетуевская школа Сартола – Гигетуевского хошуна

Далее обнаружен «Список работников школ, функционировавших в 1922 – 1923 учебном году Селенгинского аймака» (составлен 1 августа 1923г).

В этом списке есть данные заведующего Гигетуевской 3 – летней школой Клочихина Владимира Ивановича: образовательный ценз – Иркутская учительская семинария. Возраст 56 лет. Общий педагогический стаж – 26 лет, из них в данной школе – 18 лет.

Здесь же приведены данные второго учителя этой школы. Это Норбоев Ванчин – монголист. Образовательный ценз – дацан. Общий педагогический стаж – 2 года, в данной школе – 2 года. Кстати, в этом огромном списке школ всего аймака отмечена единственная школа, в штате которой числятся 2 работника.

Из этих источников следует, что здание школы построено в 1900 году.

На основании этого документа стало известно, что Клочихин И.В.,  1867 года рождения, в Гигетуйской школе начал работать с 1905 года. А Ванчин Норбоев (мой дедушка), известный в миру как Ванчин багша, начал свою педагогическую деятельность с 1920 года, далее с 1925 года – в Цагатуйской начальной школе, где он считается первым учителем.

В графе «Работа школы за 1922 – 1923 учебный год» записано: количество учеников – 19; начало занятий – 14 декабря, конец учебного года - 14 апреля. Как известно, до 1936 года учебный год в школах начинался когда придется и заканчивался так же. В селах время начала и конца учебного года зависело от хода полевых работ, которые для сельских семей были важнее учения. Поэтому многие дети были заняты на полевых работах. В отчете инспектора Селенгинского аймачного отдела Народного образования от 4 июля 1923 года по проверке Гигетуйской школы есть запись: «Следует отметить очень неаккуратное посещение школы учащимися, особенно это  усилилось с Цаган – Саром (т.е. Сагалган), и таким образом занятия едва дотянули до апреля».

В 20 – 30 годах 20 века в СССР проводились массовые мероприятия по обучению грамоте взрослых и подростков. Поэтому в школах строго спрашивали о причинах пропусков. Во многих годовых отчетах выделена отдельная графа о пропусках уроков и их причинах. Здесь перечисляются: отсутствие теплой одежды, отдаленность, болезнь, плохая погода. Часто встречается слово «манкировка» (фр. слово manquer) – пренебрежение. Обстоятельствами, затрудняющими работу школы, зав. шк Клочихин И.В. считает «отсутствие учебников и манкировка».

Интересна графа «За службу в школе». Здесь данные о годовом жалованье: годовой оклад Клочихина И.В. составляет 500р, Ванчина Норбоева – 50 р. В этом же учебном году в качестве поощрения им выданы по 2 пачки чая и по 1/2 пачки соли от зав. магазином Гомбоева. Остальные записи, к сожалению, не удалось расшифровать.

Есть еще документ, составленный 31 ноября 1923 года. Здесь фигурирует фамилия Колесниковой Анны Анатольевны, окончившей Троицкосавскую школу 2 ступени. Она числится в штате Гигетуйской 3 – летней школы с 30 октября 1923 года. О ее дальнейшей судьбе сведений нет.

Из Отчетного доклада по обследованию Гигетуйской школы за 1927 год узнала, что в тот год руководил школой молодой учитель Хуриганов. Инспектор отмечает «загруженность директора школы общественной работой: член Хошкома (Хошунного) партии, член Хошженотдела, уполномоченный по продовольствию при сомоне». Это все помимо учебной работы. В то время из – за нехватки грамотных людей учителей часто использовали в качестве сельских исполнителей, секретарей, сборщиков налогов на бесплатной основе.

Уроки велись по предметной системе, учителя работали по ГУСовской программе (программа Государственного Ученого Совета).

Инспектор отмечает «хорошие знания учителя Лубсан Очирова по монгольской грамматике, его большое желание к переподготовке». Лубсан Очиров, 35 лет, уроженец Нижне – Ичетуйского сомона, имел духовное образование. Он 13 лет учился при Гусиноозерском дацане.

Также из этого источника узнала, в каких трудных условиях работала школа: парт, столов и стульев не хватало, инструментов для хозяйственной надобности и для ручного труда почти не было, нет приборов для физических и химических опытов, мало учебников, не хватало ламп для освещения. В школьном фонде имелось в наличии 17 пудов зерна и 23 рубля (пожертвования местных общественных организаций).

Итоги инспекторской проверки: общий уровень развития учащихся по годам обучения вполне нормальный, в 1-2 классах навыки чтения и письма удовлетворительные. Отстает техника устной речи на русском языке, математические навыки удовлетворительные. Обратить внимание на коллективно – групповые работы, дифференцированный подход по отдельным видам работ. Особое внимание – пропускам уроков. По мере возможности сменить книги старого дореволюционного образца на новые.

Большой интерес вызвали статьи, напечатанные в районной газете «Стахановец». В фондах архива и Национальной библиотеки сохранились подшивки газеты за 1938 – 1942гг, кроме 1940г. Просмотрев эти газеты, следует сказать, что учителя кроме учебной деятельности вели большую общественную работу. Здесь упоминаются  Миронов С.Н. как лучший агитатор (газета от 1941 года), Васильева О.Т. как лучший классный руководитель (1942г), молодые учителя-энтузиасты Мансорунов Ш.Д, Бадмаев А. Т., Тыхеева А.О. (1941г). Учащиеся вместе с учителями собирали металлолом, золу, птичий помет. На пришкольных участках выращивали зерновые, картофель, очищали поля от сорняков, вывозили навоз на колхозные поля, во время войны обучали волов для хозяйственных нужд вместо коней. В то же время дети проводили военно – тактические занятия, массовую вылазку на лыжах, участвовали в детских олимпиадах по художественной самодеятельности, отдыхали в пионерском лагере (из материалов г. «Стахановец»).

В фондах архива в очень хорошем состоянии сохранился «Паспорт Гигетуйской начальной школы» за 1946/47 – 1949/50гг. Количество учеников с 1 – 4 кл составляло 56 учеников. Обучение велось на бурят – монгольском языке. Сюда ходили дети с улуса Намак (8км от школы), улуса Верхний Гигетуй (10км), улус Нижний Гигетуй (2км). Здесь подробно дается весь перечень учебных пособий: счеты ученические -2, пропись по чистописанию – 1экз, карта физическая – 1, атлас географический – 2, глобус малый – 1, стенные картины по развитию речи – 10. Из хозяйственных оборудований в наличии: ученические 2 – местные парты – 25, классные доски – 2, столы – 2, стулья – 2, шкафы для книг – 1, вешалки (крючки) – 15, умывальник – 2, бак для воды – 1, стаканы – 4. Подавали заявку на противопожарное оборудование: лопаты, грабли, лестница, ведра, топоры. Оказывается, даже в то время требовали иметь при школе противопожарный инвентарь.

Но, несмотря на отсутствие учебных пособий, в трудное послевоенное время школа существовала. Учителя трудились, дети постигали азы науки.

Итак, это только небольшая часть хранящихся в архиве материалов, которые просмотрены и изучены мною. Что касается темы «Гигетуйский Хошун как центр Гигетуйского казачества» предложено обратиться в Читинский Государственный архив. Дело Бато Айсуева находится под грифом «секретно».

Гэгэтуйская школа со своей 135 – летней историей, безусловно, достойна глубокого и тщательного изучения.

В заключение хочу сказать, что мы должны отдать дань глубокого уважения всем тем учителям, которые стояли у истоков зарождения нашей школы. Они обучали детишек грамоте несмотря на голод, холод, отсутствие должных условий для работы и жилья и несмотря на глобальные потрясения, происходившие в нашей стране.

Поздравляю всех с юбилеем школы. Особые слова благодарности всем учителям, чьи судьбы связаны с Гэгэтуйской школой. Желаю здоровья, добра и благоденствия.

 

Д. Дармаина (Норбоева),

 выпускница Гэгэтуйской

8 - летней школы 1969 года.

 

 

 

Комментарии